Часть IV. Юность.

Боевая служба 1983/84 г.г.

   Материал основан на воспоминаниях Сергея Борисовича Смирницкого (в указанное время - командир дивизиона разведки и РЭБ), Бориса Павловича Пономарева (командира группы РЭБ), Михаила Анатольевича Парталы (инженера группы РЭБ). Фотографии, за редким исключением, авторские.
   Это не отчет по разведке или доклад о боевой службе. Это просто воспоминания 30-летней давности…

   БС – совокупность мероприятий и действий, проводимых силами флота в мирное время по единому замыслу и плану с целью предотвратить внезапное нападение агрессора, максимально ослабить или сорвать удары его ВМС, поддержать высокую боевую готовность объединений, соединений, кораблей и частей для решения стоящих перед ними задач.
Несение БС предусматривает длительное пребывание определенного числа надводных кораблей и подводных лодок в различных районах океана (морей), а также нахождение части сил в боевом дежурстве в пунктах базирования (на аэродромах) в установленной готовности к выходу (вылету).
БС проводится в строгом соответствии с нормами международного морского права.

(Военно-морской словарь, 1990г.)

   Несмотря на то, что, начиная с 1981г. корабль постоянно принимал участие во всех крупных флотских учениях, мы жили, конечно, одним – выходом на боевую службу, которая представляла собой, говоря официальным языком, высшую форму поддержания советских военно-морских сил в боевой готовности в мирное время.
    Мы не раз в течение 1981 - 1983г.г. выполняли ракетные, зенитные и артиллерийские стрельбы. Мы сдавали задачи “К-1,-2,-3” в полном объеме. Личный состав был подготовлен к выполнению любых поставленных задач. Но…Однако все было не так просто.
   Ракетный крейсер – это боевой корабль, основным вооружением которого являются крылатые ракеты класса “корабль – корабль”.Он предназначен для нанесения ударов по крупным одиночным надводным целям и группировкам ударных надводных кораблей противника; обеспечения боевой устойчивости своего отряда боевых кораблей (ОБК) или корабельных противолодочных групп (КПУГ) и ведения коллективной противовоздушной обороны ОБК в удаленных районах океана (моря), а также для ряда вспомогательных задач.
    Так вот: наше основное оружие, а именно противокорабельный комплекс “Гранит”, и не был до 1983г. принят на вооружение. Только когда 12 марта 1983г. на крейсер прибыл и провел совещание Министр Обороны СССР маршал Советского Союза Д.Ф.Устинов, именно в тот же день вышло Постановление Совета Министров СССР  о принятии комплекса “Гранит” на вооружение ВМФ.
   “Подводное око” - АГАК “Полином” - принят в декабре 1982г.
    А ЗРК С-300Ф, несмотря на то, что его государственные испытания завершились в 1983 г., официально на вооружение советского флота был принят лишь в 1984 г.
    Слухи о предстоящей БС начали ходить именно после приезда МО СССР, но дни шли за днями, месяц за месяцем…17 октября 1983 года тавкр “Новороссийск” вышел из Североморска на переход вокруг Африки на ТОФ в составе ОБК СФ. Мы надеялись, что и нас возьмут для солидности, но - увы!
    И лишь осенью, примерно в сентябре-октябре, когда стали ставить убийственные прививки от всякой тропической заразы, которые делали, кстати, в три приема, потому что после первой прививки у нас "выпало" процентов 50 офицеров и мичманов - пришлось корректировать графики нарядов, а после третьей осталось в строю человек 20-25, то стало понятно: БС не за горами. И назначение нас инициатором социалистического соревнования в ВМФ в 1983/84 учебном году лишний раз подтвердило это. Хотя надо сказать, что как раз это вот произошло случайно: 13 сентября 1983г. планируемый инициатор, рпксн пр.667-б “К-279”,будучи в подводном положении, столкнулся с айсбергом…
   Еще на стадии подготовки к БС нам было объявлено, что идем ненадолго, месяца на 2, потому что в марте на СФ планировались серьезные мероприятия – т.н. «Большая Кумжа» и крупные учения под флагом ГК ВМФ «Атлантика – 84». Да и вообще: единственному ударному кораблю СФ, с появлением которого командование почувствовало некую уверенность в своих силах, незачем постоянно торчать в качестве мишени первого удара на Средиземном море. По планам ВМФ СССР основное предназначение 7 ОПЭСК - это бой с АУС противника в Северной Атлантике. Несение БС - это уже несколько вторичная задача, хотя и ставшая основной в условиях мирного времени.Командование ВМФ вполне отдавало себе отчет, что наличных сил СФ, даже по состоянию на начало 1980-е гг., недостаточно, чтобы говорить о гарантированном решении первой (главной) задачи.
   Появление в составе СФ таркр пр. 1144 давало надежду, что в руках командования впервые за все предшествующие годы появился инструмент, позволявший при грамотном использовании и надлежащем обеспечении создать определенные проблемы АУС противника во встречном бою.Возможности ПКР "Гранит" значительно превосходили возможности имевшихся на вооружении ТАВКР ракет "Базальт", делая "Граниты" и их носителя реальной угрозой для АУГ. Конечно, даже при этом, ТРКР пр. 1144 надо было очень и очень постараться (вместе с приданными силами), чтобы доставить реальные неприятности авианосцу в Норвежском или Баренцевом море. Но! Но, все-таки, его возможности уже давали какой-то реальный шанс (или его иллюзию).
История атомного ракетного крейсера Киров
   Примерно так нам это и объясняли, предупреждая, чтобы мы не сильно "раскатывали губу" относительно загорания вна Средиземном море. Мол, это не ваше дело. Там и без вас найдется, кому решать задачи слежения за кораблями 6 оперативного флота США.
Но эти “мелочи” нас не интересовали – мы рвались в ОКЕАН!!!
   Но мы были рады и этому – очень хотелось проверить себя по-настоящему! Тем более, по приказу ГК ВМФ перед БС был положен “аванс”: давали 3 суток для “утряски домашних дел”. Все офицеры и мичманы были расписаны на 3 группы. Логичнее было идти в последней группе, Но наши опытные офицеры, уже ходившие на БС ранее (В.Белинин, С.Смирницкий), сразу сказали – нужно идти в 1-ю смену, потому как редко когда очередь доходит до третьей. Так оно и вышло: 1-я смена отгуляла полностью, 2-я частично, ну а в 3-й группе гуляли уже только избранные. Естественно, в 3-ю группу попали почти все командиры БЧ и комдивы БЧ-5, которым этот “аванс” был прощен…

   Подготовка к БС совмещалась с интенсивной БП.. Дело в том, что в конце ноября и в самом начале декабря мы интенсивно занимались боевой подготовкой по планам ГИ ЗРК С-300Ф, для чего с ЧФ пришел ркр пр.1164 “Слава” в сопровождении северного скр пр.1135 “Ленинградский комсомолец”, с которым мы впоследствии плотно работали на переходе обратно. Так, на финальной стадии испытаний мы произвели уникальную по тем временам (а, может, и до сих пор она осталась таковой) совместную стрельбу по 5 РМ.
    Жаль, что “Слава” вместе с “Ленкомом” ушли обратно без нас, хотя – что мешало уйти всем вместе?

20-21 декабря на корабль прибыли представители различных служб и управлений, которые должны были идти на БС с нами:

История атомного ракетного крейсера Киров

ркр пр.1164 “Слава” на СФ

-2 экипажа Ка -27 из состава 830 отдельного корабельного противолодочного вертолетного полка СФ: майор Сергеев В.А., капитан Хистяев A.M., капитан Козлов С.П.., капитан Новокрещин В.И., с группой летных техников.
- 785-я корабельная группа специализированной медицинской помощи 1469 ВМКГ СФ
- группа офицеров от 14 НИИ ВМФ, 1-го ЦНИИ ВМФ
- от других учреждений СФ и ВМФ
- несколько представителей промышленности на некоторые системы и комплексы.

Адмирал А.МИХАЙЛОВСКИЙ:

… “В конце декабря, приняв на себя роль инициатора социалистического соревнования во всем ВМФ, вышел в свой первый поход на боевую службу в Атлантику и Средиземное море мой любимец – Краснознаменный атомный ракетный крейсер “Киров” под командованием капитана 1-го ранга А.Ковальчука”..

История атомного ракетного крейсера Киров
   22 декабря 1983г. в 10.00 мы снялись с бочки и начали движение на выход из Кольского залива на свою первую боевую службу.
    ОБК состоял лишь из 2 кораблей: таркр “Киров” (командир – капитан 1 ранга А.С.Ковальчук) и бпк пр.1155 “Вице-адмирал Кулаков” (командир – капитан 1 ранга Л.В.Кулик) из состава 2 дивизии плк Кольской флотилии.
    Скорее всего, с нами была и одна наша многоцелевая атомная подводная лодка, о чем говорят некоторые факты…
История атомного ракетного крейсера Киров

   Накануне в оперативной рубке был развернут КП походного штаба.
   Командиром ОБК был назначен начальник штаба 7 ОпЭск контр-адмирал В.Н.Баранник, походный штаб состоял из офицеров штаба, как правило – помощников начальников служб 7 эскадры- и некоторых специалистов штаба 120 бррк.

 

История атомного ракетного крейсера Киров

Контр-адмирал В.Баранник
(умер в 2007г.)

Начальник штаба Атлантической эскадры (1983-1987гг)
После 7 опэск служил главным военно-морским советником на Кубе.
Закончил службу в Военно-морской академии.

   Разведку представлял капитан 2 ранга И.П.Сивенко, РЭБ – капитан 2 ранга Н.И.Кацуба.

История атомного ракетного крейсера Киров
История атомного ракетного крейсера Киров
И.П.Сивенко - на фото справа
Н.И.Кацуба
   Перед БС была определена организация корабельных и специальных нарядов на период плавания. Было определено, кто стоит только дежурным по кораблю, кто – только вахтенным офицером. Были назначены вахтенные офицеры БИЦ и КП РЭБ. Свои специальные наряды несли химики, связисты и офицеры БЧ-5.Таким же образом были расписаны мичманы.
   Кроме того, руководящие документы предписывали, что на всех кораблях к новому учебному году должны были быть созданы группы визуальной разведки, куда, по замыслу, входили бы самые разные спецы.
   Должна быть группа радиолокационной разведки во главе с РТС-ником, группа гидроакустической разведки во главе с ком. ГАГ. Кто-то из механиков должен возглавлять группу визуальной разведки по линии БЧ-5, связист должен визуально разведывать связное оборудование корабля, РТСник - РТСное, ракетчик - ракетное, артиллерист - артиллерию, “румын” - по линии БЧ-3 и так до бесконечности.
    Все документы были правильные и разумные, направленные на качественное изучение вероятного противника. Однако – абсолютно невыполнимые в жизни. На нашем корабле было очень удачное штатное расписание: офицеров, мичманов хватало. А что сказать про другие корабли, где несколько месяцев вахта неслась одними и теми же офицерами 4 часа через 8 (это в идеале, а по многим воспоминаниям очевидцев - 4 через 4?)
.

История атомного ракетного крейсера Киров

Помощник командира – В.И.Гелетин.

  Плюс новая идея - создание КП Обстановки (КПО), чтобы реально вести всю обстановку по плаванию корабля, сведения о которой поступают из самых разных источников. А для наглядного отображения на каждый момент обстановки нужно вести эту самую карту, карту обстановки. Как правило, она должна вестись в штабе соединения. Но было “рекомендовано” вести карту обстановки для нашего корабля отдельно.
    Карта штурмана для этого не подходила - слишком много подробностей, теряется наглядность. Использовать карту БИЦа тоже нельзя – неудобно, БИЦ расположен глубоко “внизу”. А вот назначить несколько офицеров, которые возглавит комдив РиРЭБ, придать ему фотогруппу, дать место рядом с оперативной рубкой, оснастить средствами связи, выдать блокнот ТЛГ ЗАС, и – главное – стол, на котором пусть они и ведут карту обстановки, вот это можно сделать легко! Так и сделали.
    Со временем все пришли к выводу, что это было правильное решение. Но этот опыт не мог быть распространен на других кораблях по многим причинам. Благодаря удачному штатно-должностному расписанию корабля мы справились с таким объемом без особых сбоев.
История атомного ракетного крейсера Киров

  Примерно также были расписаны старшины и матросы корабля, исходя из индивидуальной подготовки каждого: кто нес только вахту, кто стоял “вечным” дневальным по кубрику.

  До БС уволили моряков, срок службы которых выходил в декабре, а также была проведена кампания по списанию нерадивых матросов.
   В группе РЭБ был списан один моряк, да и тот – по линии “особого отдела”,т.к. по национальности оказался…болгарин. Такие вот времена были…Причем, через некоторое время, уже после службы, в группе появился еще один…болгарин

   В октябре для всех офицеров печальным событием стала болезнь помощника командира по снабжению капитан-лейтенанта Н.Кургана, который в начале ноябре был госпитализирован в ГВКГ имени Н.Бурденко. Николай Николаевич, из состава первого экипажа, всячески сопротивлялся медикам, но получив прямой приказ командира 7 эскадры контр-адмирала В.Колмогорова, противиться уже не мог.

История атомного ракетного крейсера Киров

Н.Н.Курган.
Впоследствии был награжден орденом “Знак Почета”

   В дивизионе Ри РЭБ боевой части управления вахта была организована следующим образом.
   Матросы и старшины групп РЭБ несли самостоятельную вахту на станциях МП-150,152 и МП-264, в посту СРП “Терция”; в погребах ПК-2 – личный состав БЧ-2 (по тревоге к ним прибывали приписные матросы боцкоманды).
  На КП РЭБ, на приборе П-16 МРП-3 с работающим параллельно прибором П-16В – старшина (матрос) группы РЭБ. В посту ОСНАЗ – своя вахта под руководством офицера-оператора (В.Балковский, В.Любченко, И.Иванов и С.Федоров).
   Общее руководство было возложено на вахтенного офицера КП РЭБ (офицеры Б.Пономарев, М.Партала, мичманы В.Чумаков и А.Орлов). Непосредственно в
/о КП РЭБ подчинялся в/о БИЦ, но в экстренных случаях - выходил сразу на ГКП.
  Станция МРП-3 работала 20 часов в сутки (перерыв с 04.00 до 08.00). В это же время неслась и вахта на КП РЭБ.
  Общекорабельные наряды и вахты менялись каждые 4 часа, начиная с 00.00. Строились: вахта БЧ-7 и БЧ-4 – в коридоре 22, БЧ-5 – в коридоре 25, общекорабельные дежурства – в коридоре 41. Промежуточная вахта с 16.00 до 18.00 и с 18.00 до 20.00. В это время был ужин и развод корабельного наряда. Перед вахтой в 04.00 был организован ночной чай, который, строго говоря, был предназначен только для заступающих на вахту, но желающих
подхарчиться нахаляву” ночью всегда хватало. Случались и неувязки…

История атомного ракетного крейсера Киров

Лучшие “осназовцы всех времен и народов”:
В.Любченко, В.Балковский, И.Федоров и И.Иванов

   …По выходу из Кольского залива мы направились в полигон боевой подготовки (ПБП) для проведения с “Кулаковым” отработки совместного плавания, и на следующий день пошли курсом к норвежскому острову Ян-Майен (Jan Mayen),что расположен примерно в 600 километрах к северу от Исландии.
   После прохождения рубежа м.Нордкап – о.Медвежий, около 05.00 24 декабря 1983г нас посетил первый супостат – норвежский самолет базовой патрульной авиации (бпа) “Орион” из состава 333 паэ ВВС Норвегии. К сожалению, за давностью лет бортовой номер его канул в небытие.
   Пока шли к Ян-Майену, 25 декабря было проведено учение по переводу средств РЭБ в режимы военного времени со снятием контрольного норматива. Данное мероприятие было для нас не в первой, поэтому особых замечаний не было. Самое трудное было потом “отловить” Командира, чтоб подписать у него разрешение на получение гербовой металлической печати для повторного опечатывания блоков и приборов сургучом. Кораблем “рулили” А.С.Ковальчук, допущенный старпом С.В.Лебедев и допущенный к управлению всеми “водоплавающими на эскадре” В.Г.Баранник.

История атомного ракетного крейсера Киров
История атомного ракетного крейсера Киров
Старшина 1 статьи Е.Терехов секретчик
Начальник секретной части М.Гераськов.
Вместе с комэском В.Колмагоровым уйдет на Балтику.

  26.12 прибыли в район севернее Ян-Майена для проведения совместной с “Кулаковым” операции по поиску АПЛ двумя АГАК “Полином”. Работали, скорее всего, по той лодке, что шла с нами, но заодно и искали АПЛ вероятного противника. Результаты поисков – увы! - остаются за кадром…

   27.12 для заправки “Кулакова” к нему подошел большой морской танкер пр.563 “Волхов” вспомогательного флотаСФ

 

тн “Волхов”.
Фото из Инета

История атомного ракетного крейсера Киров
   Еще накануне заправки командир БЧ-1 С.Федоров предупредил, что погода портится, и в ближайшее время она будет только ухудшаться. Так оно и случилось. Поэтому поисковую операцию быстро свернули и начали движение на юг.
   Вот тут-то наш вероятный противник нас и “проморгал”.
Вероятно, нашему выходу он не придал большого значения, подумав, что русские вернутся в базу на Новый год, и оставил нас в покое. А мы тем временем уходили все южнее и южнее.
   Лишь 28.12,поняв, что с этими русскими что-то не так, прилетели почти одновременно сразу 2 “Ориона”: один норвежский (№ 603), а другой – американский (№ 89) из состава 24 паэ ВМС США.
  Как ни странно это звучит, но плохая, т.е. штормовая погода сыграла нам на руку: до самой Англии надводные корабли нас не “пасли”, только авиация. Хотя в зоне Атлантики за ОБК ВМФ СССР, как правило, осуществляется постоянное слежение надводными кораблями ВМС стран НАТО в зонах своей ответственности. Скорее всего, тут наложились сразу несколько факторов: Новогодние праздники (лень семьи бросать на Рождество), наш прямолинейный маршрут от Нордкапа на Ян-Майен (обычно наши корабли сразу шли на юг). А когда спохватились - стало поздно: природа встала на нашу сторону.
    29.12 состоялась несколько необычная встреча: с 15.15 до 15.53 облет нашего ОБК произвел самолет бпа Дании “Гольфстрим”.
История атомного ракетного крейсера Киров
Младшие штурманы:
командир ЭНГ В.Малыга, инженер ЭНГ С.Скоров, командир РНГ А.Дорофей
на крыле ходового мостика.

М.Партала:
“...Теоретически, “Гольфстрим” мы могли вообще прошляпить и даже не заснять, т.к. он сделал всего два прохода, и фото-группу могли бы просто не успеть вызвать наверх. Но мы его взяли еще на подходе, на МРП-3. Я это хорошо помню, т.к. была моя вахта. Сначала мы по нему доложили без классификации: просто - обнаружено излучение РЛС по пеленгу..., цель классифицируется. Хотя, по длительности импульса я уже предполагал, что это - скорее всего самолет.
    Одновременно сам отзвонился в каюту С.Смирницкого, вызвал фото-группу, и связался с вахтенными сигнальщиками - сориентировал их в обстановке. Так что, "парня" уже встречали. Когда услышал его пролет над кораблем, бросил КП РЭБ и сам сбегал наверх, но увидеть его уже не смог (не успел). Пришел на КП РЭБ ССБ, начал объяснять мне, что за самолет. В первом донесении дали просто - н/у ВВС Дании, Б№ 301 (или 303 - уже не помню). Потом ССБ пришел ко мне в каюту, и мы начали "мозговой штурм"
    Я поднял все свои записи, все вырезки, которые таскал с собой, и нашел упоминание, что Дания приобрела у США три "Гольфстрима" для выполнения функций БПА. По срокам получалось, что они уже должны быть "в боевом строю". Как они выглядят - никто не знал (на кораблях ведь не было авиационного "Джейна"). Но вечером, в суточной разведсводке мы его дали как "Гольфстрим". По-моему, это была первая его "живая" фотография на Севере. Во всяком случае, на 7 опэск...”

   30.12 после обеда прилетел еще один американец – “Орион” № 2
  А вечером нас ждало долгожданное мероприятие – банный день! Сначала мылись старшины и матросы срочной службы. Затем офицеры и мичманы. Душевых кабин для нас на корабле вполне хватало, но Командир решил: офицеры моются в носовом душе личного состава, мичмана – в кормовом.
    “Помойка” личного состава всегда у нас проходила в соответствии со всеми руководящими документами (РД). Зачитывался по трансляции график помывки, объявлялись дежурные и дневальные по бане, доктор (фельдшер).В кубрике строился весь л/с, проводился телесный осмотр с записью в журнал, затем к назначенному времени кто-то из офицеров или мичманов вел л/с в баню.
    Там уже находились дежурный по кораблю или по низам, доктор и еще кто-то из командования корабля. Естественно, если в базе многие пункты РД спускались на тормозах, то в море, да еще на БС это было недопустимо.
    Однако из-за шторма все сразу пошло наперекосяк. Толково успела помыться только 1-я смена, остальные попали в неприятную ситуацию: вода не хотела уходить в предназначенные для этого шпигаты,а с шумом переливалась с борта на борт. Моряки получали, говоря юридическим языком, легкие телесные травмы прямо в душевой. Крен корабля доходил градусов до 60.
    Наличие командиров и начальников всех степеней вносило лишь сумятицу – каждый командовал по своему разумению. Одна смена не успевала приступить к помывке, как другая уже была “на товсь”. Так было в обоих душах.
    Комдив ДЖ подключил всех своих офицеров и мичманов, но вода была упрямей и не признавала руководящих документов. “Помойка” затянулась и грозила перейти в неуправляемый процесс. Но крейсерская организация все равно победила. Пусть и с нарушениями РД и огромным опозданием по времени, но личный состав помыть все же удалось. Офицеры и мичманы мылись в тех условиях, только уже не было ни дежурного по кораблю, ни доктора, ни начальства…
    Закончилось все это глубокой ночью последнего дня 1983 года, мы прошли широту Ленинграда. Шторм только усиливался.

История атомного ракетного крейсера Киров

Командир дивизиона живучести В.П.Курилов

   В 13.15 01.01.1984г.командир “Кулакова” доложил командиру ОБК, что в результате “неизбежной в море случайности”,т.е. длительного штормового воздействия на корабле произошло ЧП: сорвало с мачты антенну “большого” “Топаза” МР-320, которая упала на шлюпочную палубу. Материальная часть выведена из строя полностью. Антенный прибор второго “Топаза” также выведен из строя. Пострадавших нет. Так появились первые исторические снимки “Кулакова” без АП МР-320.

История атомного ракетного крейсера Киров

“Вице-адмирал Кулаков” после шторма.

История атомного ракетного крейсера Киров
   Для празднования Нового года мы с собой взяли несколько елок, чтобы украсить ими кубрики моряков, столовые команды, БКК, МКК. Также планировали и праздничный ужин. В итоге от ужина пришлось отказаться, так как, несмотря на установку мокрых газет на столы, посуда на них упорно вставать не желала, а все норовила спрыгнуть на палубу. Ну а один бак (стол) в столовой БЧ-7 «торпедой» влетел в переборку, пробив своей металлической окантовкой серо-голубой пластик отделки столовой. Эта «пробоина» потом долго оставалась незаделанной. Чтобы не остаться без посуды, было принято решение провести торжественное чаепитие по сокращенной программе. Командир в 00.00 часов поздравил всех по трансляции, поздравил недавно прибывших на корабль офицеров, мичманов и матросов с настоящим оморячиванием. В заключении пожелал всем «спокойной ночи». В такой шторм это звучало весьма трогательно.
00час 00мин 01.01.84г. Ш= 56 град 50 мин. Д= 15 град 11,1 мин зап.
История атомного ракетного крейсера Киров
История атомного ракетного крейсера Киров
Комдив РТД И.Прилуцкий
(вверху. Будущий кавалер ордена Красной Звезды),
чуть ниже – командир группы ОС М.Киржаев,

еще ниже – инженер группы АБУ С.Малышев
и второй инженер АБУ – А.Горбань
( Впоследствии награжден медалью “За боевые заслуги”)
с моряками БЧ-7.
Старший лейтенант М.Партала и бойцы дивизиона на БС:
Самый верхний слева – В. Карвасарный (“Ограда”), ниже (в тельняшке) – И.Дилан, “Кольцо”), слева – А.Афанасов (“Подзаголовок-АКЗ”).
Третий ряд сверху слева направо: И.Курасов (“Гурзуф”), два осназовца.Ниже – М.Чеботарь (“О”), В.Ушкарев (“О”). Самый нижний – А.Рогожа (“О”), выше его – И.Мунтян (“К”). Правее – осназовец, выше которого – А.Играев, будущий мичман-начальник КРМ. За ним – В.Ездаков (“Терция”) и И.Запорожец (осназ).
   В 27 каюте Н.Г праздновали скромно: хотели сварить картошку в банке, но от этой затеи пришлось отказаться – ровно налить и сохранить воду в банке не удалось. А в конце концов она вообще разбилась. Повозившись с полчаса, гости каюты плюнули, выпили по бутылке сухого вина и разошлись.
   С утра прилетел еще один штатовский “Орион”. Видно не поверили докладу “Ориона” №2 и решили еще раз удостовериться, а все ли у русских в порядке. Поглядели на “Кулаков”, поняли, что русские не сдаются, и улетели.
    И вот в ночь с 1-го на 2-го января 1984г прибыл первый представитель иноземных соглядатаев : эм французских ВМС “Де Грасс” установил за нами слежение.
    С эсминцем D-612 De Grasse (был такой французский адмирал Франсуа Жосеф Поль де Грасс, участник войны за независимость США, 1722-1788 гг. И до “нашего” эсминца много кораблей с таким именем было…Да, умеют французы свою историю чтить!) мы впервые познакомились еще в 1979г, когда он и эсминец D-628 “Vauquelin” приходили с дружественным визитом в Ленинград. Они тогда стояли практически напротив казармы в Гавани, где мы жили при строительстве корабля. Ходили на него, смотрели. Но внутрь нас не пускали, только на верхнюю палубу.
   А в 1994г, когда “Киров” был уже капитально привязан к причалу, и в 2005г, когда “Киров” уже 6 лет как покинул 7-й причал, все тот же “Де Грасс” побывал в…Североморске. Так что – не чужой нам корабль этот эсминец.
   Когда шторм стих, пошли осматривать свои заведования. Без неприятностей не обошлось! В носу, в палубе бака, находилась кладовая для хранения надувных уголковых отражателей и приборов гидропротиводействия. Люк имел задраечное устройство, но открывался на волну. Кроме того, он был закрыт на висячий замок. Когда на бак пришли инженер группы М.Партала и старшина команды мичман В.Чумаков, они не поверили своим глазам: крышка люка была практически оторвана и держалась на честном слове в виде остатков демпферной пружины. Сама же кладовая была наполовину заполнена водой. Закрепили более-менее надежно люк и так пошли в Средиземное море. До ума кладовую доводили уже в точке 64. Волнами также «срубило» несколько носовых пожарных гидрантов, от которых остались одни «воспоминания» в виде едва выступающих над палубой металлических обрубков.
   2-го же января в первый раз увидели и сняли характеристики РЛС французского самолета бпа “Атлантик”. Надо отметить, что облеты «супостатов» интересовали не только нас, но и нашу «науку» - группу офицеров от 14 НИИ ВМФ. Суть их работы состояла в исследовании возможностей использования тонкой структуры радиолокационного сигнала для дополнительной классификации цели. Явление, которое лежало в основе их работы, имело место и для отраженного от цели радиолокационного сигнала, и для прямого – т.е., излученного бортовой РЛС цели. Поэтому работы проводились и на станциях радиотехнического дивизиона, и на нашей аппаратуре (в принципе, везде, где можно было подключиться к аппаратуре, не мешая выполнению задач БС). Работы дали положительный результат, подтвердив правильность и перспективность самого направления и самой идеи. Отчетных документов по этой теме мы, конечно, не видели, но общение и совместная работа с офицерами 14-го института оставили самые приятные воспоминания.
   3 января. С утра D-612 начал готовить к полетам свой палубный вертолет – “Линкс” (Lynx НАS.Мк.2) № 269. И что странно – взлетел-таки!
   В БИЦе велась своя прокладка, в штурманской рубке – своя. На КП РЭБ мы вели тоже прокладку, конечно, упрощенную, без всяких там корабельных эволюций. А на КП обстановки (КПО), который возглавил комдив РЭБ С.Смирницкий, к концу дня был чистовой вариант всех прокладок с дискретностью 4 часа с указанием всего того, что нужно для наглядности и показа “высоким гостям”. И так у них сложилось хорошо, что вскоре на штурманов уже никто не обращал внимания, а требовали обобщенные данные именно от КПО. Потом, когда уже вернулись обратно, эту карту практически моментально увезли в Штаб флота для первичного доклада. Тем не менее, по итогам БС никто из офицеров дивизиона не был представлен ни к медали, ни к ордену. Как успокаивал себя и других Сергей Борисович: “Не наказали – и то хорошо”.
   Далее, абсолютно неожиданно (во всяком случае, для БИЦ) недалеко от корабля увидели нашу родную большую подводную лодку проекта 641 в надводном положении курсом на север. Может, на ГКП или КПС знали, что да как, но мы были в полном неведении. Так и разошлись: мы на юг, они на север. Разошлись на дистанции 3-4-х кабельтовых. Много лет спустя запросы на сайтах подводниках об этой лодке остались без ответа. Откуда была лодка, из Полярного, из Линахамари, а может, с Балтики - так и осталось неизвестным.
   А чуть погодя пожаловала парочка: английский самолет бпа “Нимрод” (№ 35) и самолет ВВС Португалии С-130 (6803).
   Ну, с “Нимродом” мы уже были знакомы, а вот этот опознанный летающий объект видели впервые. У Португалии нет своей бпа (вернее, не было в те годы, а как сейчас – уже не интересно), поэтому для нужд ВМС они привлекают такие вот монстры из транспортной авиации. Воистину - “Геркулес”, который честно отработал по нам в режиме простого «Ориона» и улетел домой. Вообще, встретиться в Атлантике с транспортным «Геркулес» (С-130) в зеленой армейской раскраске – достаточно необычное и непривычное событие.
   Утром следующего дня произошла передача контакта от французских ВМС португалам. В 6.30 на экране навигационной РЛС появилась цель, оказавшаяся при более близком знакомстве португальским фрегатом F-480 “Comandante Joao Belo”. Наш добрый знакомый «Де Грасс», сдав «вахту», лег на обратный курс, и в 8.36 мы потеряли его на экранах своих РЛС.
   На происки империалистов мы ответили адекватно: стали готовить к полетам свои винтокрылы – вертолеты Ка-27.
   Сначала Ка-27 попеременно производили взлеты и посадки на оба корабля, не уходя далеко от ОБК. Потом, освоившись, по команде с ГКП флагманского корабля, они стали отрабатывать какие-то свои задачи. Но недолго. В ответ на нашу демонстрацию военно-морской мощи, враг ответил подло и коварно: пригнал опять своего “Геркулеса”, опять того же 6803, а потом и “Орион” №2, про который мы успели забыть. И того и другого мы встретили заблаговременно, ибо разведка даром хлеб не ест. А если ест, то только с маслом.

   К вечеру вся кутерьма с полетами закончилась – мы выходили на финиш. Впереди – логово врага: Гибралтар! На подходе к проливу капиталисты показали весь свой звериный оскал: на миролюбивые, пусть и военные, советские корабли было совершено два “налета” двумя истребителями-бомбардировщиками "Ягуар" ВВС Англии!!!

   А посмотреть результаты авианалета притащился еще один собрат по НАТО – испанский “Орион” № 221-22
История атомного ракетного крейсера Киров

Из воспоминаний офицера фотогруппы

   В начале 1980-х в штабах оперативных эскадр ввели должность офицера-международника (специалиста по ММП). Должность почти полковничья или около того. В штаб 7-й ОПЭСК на эту должность пришел аж цельный лейтенант из столичного Военного института с очень простой, но очень известной во флотских кругах фамилией (в связи с чем флотские ворчуны и диссиденты сразу нашли объяснение, почему и для чего была введена эта должность).
И почему-то никого уже не удивило, когда этот лейтенант оказался в составе походного штаба на "кировской" БС. Поселили его в крайней носовой каюте по левому борту (хоть и лейтенант, но всё-таки гость, да еще и штабной - в посты, как корабельных офицеров, выселенных из своих кают, не отправишь).
Это мы, как дураки и фанаты своего дела, переводясь с корабля на другой корабль, таскали с собой связки тяжеленных словарей (один норвежско-русский чего стоил, и чего весил!!!), да прочих справочников и разных рабочих тетрадей с умными записями, "забывая" при этом самые необходимые для нормальной жизни вещи. Всё ведь в двух руках не перетащишь. А надо ведь еще и фотоаппараты с собой не забыть. Ведь приличный и уважающий себя офицер фото-группы никогда не пользовался казенными аппаратами – он всегда имел свою собственную технику. А лейтенант-международник первым делом установил в выделенной для него каюте роскошный магнитофон. Современная поп-музыка - это было его всё! Т.к., прослушивание на колонки вызвало некоторые нарекания со стороны соседей по отсеку, он начал слушать музон на наушники. Лежа в койке. Стерео! А поскольку это было его почти круглосуточное занятие, то … в корабельных условиях и при отсутствии должной гигиены очень скоро всё закончилось какой-то ушной инфекцией, в связи с чем он вообще перестал покидать каюту (официальное освобождение). Даже на прием пищи в БКК не ходил. Так он и прошел в составе походного штаба почти всю эту БС, заслужив свой жетон "За дальний поход".
Вы спросите, причем тут фотогруппа? ))
Обогнув Англию и выйдя, наконец, из полосы надоевших всем штормов, командование решило организовать полеты корабельных вертолетов. Командование решило – командование сделало. Взлет с "Кирова" - посадка на "Кулаков", и наоборот... Свежо, небольшие барашки, но солнечно! Почти океанская идиллия!
В самый разгар этой идиллии прилетает штатовский "Орион". Естественно, мы со всеми своими фото-причиндалами оказываемся наверху. Спокойно делаем свое рутинное фотодело. Никому не мешаем. И вдруг, одного из нас приглашают в ходовую, к командиру отряда. Оказывается, в рубке появился наш международник - чуть-чуть перестало качать, да еще и полеты вертолетов - чем не развлечение? (это было еще до его болезней) Командование, чтобы обозначить хоть какую-то полезность пребывания «офицера-международника» на корабле, озадачило его текущей ситуацией, по результатам изучения и анализа которой он и озадачил нас. Командир отряда передал корабельный «фото-глаз» в распоряжение этого лейтенанта, поручив нам сделать всё, как он скажет. И он сказал...
Ему нужна была фотография, когда "Орион" приблизится к нашему вертолету ближе, чем на 30 метров, причем на фотографии должны были быть вместе оба летательных аппарата («Орион» и вертолет). Кроме того, должны были быть четко видны все опознавательные знаки и номера "Ориона", опознавательные и номера нашего вертолета, а также обязательно в кадре должны были присутствовать поднятые у нас на крейсере флаги "Произвожу полеты вертолета" и фрагмент нашей надстройки (или борта). Потом он немного задумался … и спросил: «А можно сделать так, чтобы в кадре были еще показания цифрового индикатора нашего навигационного комплекса со значениями текущих координат (широта-долгота)?» Сначала мы подумали, он шутит. Но он был серьезен как никогда и горд осознанием своей международно-правовой миссии. Тогда мы ответили "Конечно!", "Нет проблем", "Как только подлетит на 30 метров к нашему или "кулаковскому" вертолету - всё будет сделано!", ... и пошли дальше заниматься своим делом.
Больше за все время БС мы его на сигнальном мостике не видели и никаких "вводных" на международно-правовые темы не получали.
Справедливости ради надо сказать, что по оценкам некоторых наших лейтенантов, которые с ним общались и вместе слушали в "его" каюте музыку, - он был, в принципе, неплохой парень. Что ж, дай-то бог...
Жаль, только, на военных кораблях нет такой должности - "неплохой парень".
P.S. Через год, или даже меньше, он ушел с эскадры куда-то дальше. А должность офицера по ММП вскоре сократили
.

   Утром 6.01 мы вошли в пролив Гибралтар. У этого пролива два НАТОвских «хозяина» - Испания и Великобритания. И каждый из них отрабатывает «свой хлеб» независимо друг от друга. Поэтому нас здесь сопровождали: от ВМС Испании - патрульный катер P11 Barcely, и от английских ВМС - фрегат F-124 "Zulu"(типа 81), Кроме того, для решения задач разведки подключился английский катер - «Stirling» № 4002 с фото-кино-группой на борту.
История атомного ракетного крейсера Киров

Г. Дрожжин, офицер-подводник. Из его книги “Асы подводной войны” (М., 2004г.): “…Когда в декабре 1983г. вышел на боевую службу в район Северо-Западной Атлантики наш первый тяжелый атомный ракетный крейсер “КИРОВ”, имеющий вооружение, с которым по мощи не мог сравниться ни один надводный корабль в мире, то на слежение за ним и его “сопровождение” были брошены огромные силы НАТО …”

История атомного ракетного крейсера Киров

История атомного ракетного крейсера Киров

Техник группы РЭБ мичман В.И.Пустовой с бойцами группы:
А.Дилан, А.Играев, А.Рогожа и И.Мунтян.
Гибралтар.1983г

   В общем, хотели нам показать, кто в СЗМ хозяин. Ну а мы не обращали внимания: в СЗМ у СССР было больше 50 точек якорных стоянок (тяс) – не пропадем!    На провокации мы не поддались, и тихо-мирно 06 января 1984г. встали в точку № 64. Тут же фрегат F-124 "Zulu" ушел, оставив катер (4002 "Sterling"), усиленный фото-киногруппой, а в точке появился новичок – противолодочный фрегат F-115 "Berwick" тех же ВМС Англии (тип 12).
   Англичане по-прежнему делали вид, что у своих берегов они нас не “проморгали”, а так и было задумано изначально, с невозмутимым видом вытащили свой винтокрыл Wasp и запустили его в воздух.
    А мы в ответ по команде контр-адмирала В.Баранника плюнули на них и стали загорать, предварительно выставив вахту ППДО, вооруженную автоматами и гранатами: мало ли что…
   Там же опробовали свою “Юность”, переносной телевизор. Собираясь в дальние страны, офицеры кают 23,25 и 27 совместно купили такой “девайс”. Включали его, конечно, и ранее, на переходе, но скорее для проформы – ничего не ловило. Придя же в СЗМ, кое-что удавалось поймать. Сразу можно отметить, что за целый месяц мы посмотрели полностью лишь один фильм – по роману А.Хейли “Аэропорт”. В первую очередь он был нам профессионально интересен – кажется, там был показан USS Tuscaloosa (LST-1187). Но смотрели оригинально: беззвучно – звук отрегулировать так и не смогли.
История атомного ракетного крейсера Киров
История атомного ракетного крейсера Киров
Слева – А.Обрезков (командир группы ОПО Впоследствии награжден орденом “За службу Родине” 3 степени), справа – Б.Пономарев (командир группы РЭБ).
В пилотке – военный дирижер Ю.Грипов, он же - фотограф группы визуальной разведки

 

  Из писем “ленкомовцев” Геннадия Блинникова (1982-85гг) и Александра Корнилова (1982-85гг):
    “...Уходили в конце лета 83 из Ара Губы. Через Северный пролив, где пару дней подзадержались, встретив лодку НАТО перед заходом в базу Холли Лох. Далее – СЗМ, слежение за авма “Эйзенхауер”. Где-то в октябре сопровождали ркр “Слава” на север. “Слава” проходила ходовые испытания в различных условиях, в том числе специально для нее искали шторм 8 баллов, и нашли его в Бискайском заливе. Пока “Слава” отстреливалась, отдыхали в Ара Губе и Североморске недели две, не более. В ноябре обратно со “Славою” же. В СЗМ “Слава” не заходила, а мы вернулись в СЗМ. Зашли в Севастополь, где нас загрузили какими-то “железками” и отправили в Алжир. Затем снова в СЗМ, где встретились с “Кировым”, а потом - снова следить за “Эйзенхауэром…”.

   На заднем плане – скр “Ленинградский комсомолец”, который нас встречал в тяс №64. Позже из СЗМ мы уйдем вместе.История атомного ракетного крейсера Киров
    Тропическую форму одежды на эту БС нам не выдавали. Сказали: не положено, что в принципе было правильно. Не так долго мы уж там и были, чуть больше 1 месяца “чистого времени”.   Посмотреть на это безобразие слетелось “воронье”: “Фалкон-20С” ВВС Испании из состава 404 траэ, самолеты которой используется, в том числе, и для перевозки высших должностных лиц, “Орион” № 9 США из 5 ПАЭ, “Ягуар” (Великобритания), “Нимрод” № 38 (Великобритания)
   Осознав, что позагорать спокойно нам не дадут, командир отряда 7 января дал команду на съемку с якоря и о начале движения в точку якорной стоянки (тяс) №3. Тут же F-115 "Berwick" с нами простился и дал возможность отличиться другому фрегату – французскому F-783 “Drogou” (типа D'Estienne d'Orves).
   Но и он, не выдержав мощи “атомных парусов”, скоро спёкся и позвал на помощь Nimrod.
История атомного ракетного крейсера Киров
   С началом перехода в тяс №3 мы поняли, что находимся “под колпаком”.
Фото из Инета. Кто снимал???
08 января облеты производили: “Атлантик” и “Нимрод”.
09 января: (“Кровавое воскресенье”!!!)
Сначала пара ветеранов: F-104 Starfighter №3-02 и 3-15 итальянских ВВС
Затем – “Атлантик” 30-07 (Италия)
Потом – “Орион” №88 (США)
10 января: “Орион” Италии, “Орион” США, “Нимрод” №37
   От самолетов – одна головная боль: нужно чертить в 3-х экземпляров схему облета, которые затем спокойно будут закинуты в архив где-нибудь в штабе. После первых ознакомлений далее мы их классифицировали со стопроцентной уверенностью. В Средиземном море “Натовцы”, как правило, не ведут постоянного слежения надводными кораблями, в основном – самолетами.
История атомного ракетного крейсера Киров
Но для нашего корабля было сделано исключение: и самолеты и корабли отслеживали нас постоянно.
Фото С.Яросевича (http://kreiser-zhdanov.boom.ru)

    10 января загодя классифицировали, а потом удостоверились в своей правоте, эм ВМС Франции “Dupetit Thouars” (D625), введенный в строй в 1956г, для большинства офицеров – ровесник и даже чуть старше.(Назван в честь Аристид Обер Дю Пети Туар (1760 – 1798гг); Dupetit-Thouars - французского военно-морского чиновника, героя сражения при Абукире, где он умер. А имя его - живет).
    Вдруг, откуда не возьмись, появился … их “Си Кинг” (Италия). Прилетел, облетел, улетел. Назавтра – снова он. И так - 3 дня.


   Через несколько лет в Инете возникла вот такая фотография. Вполне возможно, что она сделана именно в тот период и именно с SH-3 Sea King

11 января – опять старые знакомые: “Атлантик”, но уже с 2 “Орионами” США. И вдруг – новинка: вертолет Augusta Bell АВ-212 ВМС Италии.

   Чем ближе к точке №3,тем больше супостата. Оно и понятно - в тяс №3 нас ожидало самое боевое соединение ВМФ того времени – 5 ОпЭск.

12 января: “Орион” США, английский “Нимрод”, итальянский “Атлантик”
13 января: “Атлантик” (Италия), “Си Кинг” (Италия), “Нимрод” (Англия) и снова “Орион” США № 88
История атомного ракетного крейсера Киров

Адмирал И.ХМЕЛЬНОВ
(в 1983г начальник штаба 120 бррк):

   “…интерес к российским кораблям в зоне 5-й эскадры объясняется еще и тем, что в 52-ю точку, в районе Ливии, в середине января 1984г. встал на якорь ТАРКР “КИРОВ”, вошедший в состав ОБК СФ. Командир эскадры вице-адмирал В.Селиванов со штабом держал флаг на борту крейсера.
    …Появление в Средиземном море ТАРКР вызвало беспокойство со стороны военного руководства НАТО. Слежение за крейсером продолжалось в период всей боевой службы до возвращения его в Североморск…”

О значении и роли 5 ОпЭск в нашем ВМФ в Инете сказано много. Перейдем к частностям. В то время КП эскадры был расположен на КУ "Виктор Котельников", переоборудованный из плавбазы плавучей базы подводных лодок пр.310М

История атомного ракетного крейсера Киров

История атомного ракетного крейсера Киров

Фото из Инета (автор - А.Кузенков).

История атомного ракетного крейсера Киров

На походе к тяс №3 нас уже встречали советский бпк “Огневой” и французский фрегат F-796 “Commandant Birot”

   14 января мы прибыли в точку №3, а 15.01 заселился штаб 5-й эскадры.
    Принимать различные штабы нам было не в первой. Все было отработано. Бойцы группы РЭБ 14 января покинули свой 18-й кубрик и пошли на боевые посты, которые на корабле были очень удачно расположены - почти все находились в мачте, за исключением ЦП “Терции” (4-я палуба 4-го отсека) и ЦП МКЗ-10, который находился почти под БИЦем, точнее – рядом с ЦПНК “Андромеда”.
   Все посты были большие, аппаратура располагалась весьма грамотно. В ЦП “Штурвала”, например, стоял теннисный стол, и места еще хватало.Конечно, такие переезды на “ура” воспринимались только моряками: они освобождались от проверок дежурной службы, могли часами заниматься своими делами. Это давало им своего рода свободу действий. И – всегда были на боевом посту. Для офицеров и мичманов же это была сплошная одна головная боль: кубрик бросался на неизвестно кого со всеми вытекающими отсюда последствиями. После каждого “переселения народов” кубрик требовал хоть небольшого, но все-таки ремонта. Ну а ЦП превращались в своего рода “барахолку”. Да и дисциплина сразу падала. Все это потом приходилось восстанавливать с потом и кровью.
   Офицеров и мичманов тоже переселяли. Правда, если в 1980г приходилось жить в “вентиляшках” и спать на бильярдном столе в салоне офицеров, то со временем до такого уже не доходили. В первую очередь занялись уплотнением: в 2-х местные каюты с диваном вселяли третьего. Затем, когда мести все равно не хватало, в 2-х местные без дивана – третьего со своим матрацем. В общем, потом как-то все разместились. Были такие замечательные посты типа ЦП МКЗ-10, где жить было одно удовольствие: небольшое, но очень уютное.Так что на своем КП можно было быть через минуту со времени объявления тревоги. Правда, без “удобств”. И еще была проблема – как же оповестить по тревоге, если запереться изнутри, телефона на посту нет, а КГС выключить? Бывало, просыпали тревогу. Приходилось бойцу долбить дверь.
   Вопрос с питанием решить было сложнее. Вернее, с организацией оного процесса. Для моряков было 3 столовые. Штабная команда – человек 30, т.е. справлялись легко. У мичманов – своя кают-компания. Небольшое количество штабных мичманов тоже не сильно напрягало. Больше всего неудобства отразились на офицерах корабля. Если при повседневной обстановке в БКК корабельные офицеры питались в одну очередь, то с момента выхода на БС – стало две очереди: количество офицеров увеличилось почти вдвое. Штаб 7 опэск, летчики, медики, наука и т.п. Вахтенные и подвахтенные, ночной завтрак, тревоги во время приема пищи – все это накладывалось одно на другое. Инженер группы РЭБ М.Партала в то время был избран заместителем заведующего БКК В.Саунина (в быту – командир группы ЦУ дивизиона УРО, тоже можно сказать - разведчик) и разрывался между не двух огней, а, скорее, между приемами пищи, коих было только узаконенных 5, между вахтой на КП РЭБ (в среднем 4 через 12 час), вызовами по команде с ГКП (непредсказуемо) для визуальной разведки и получениями “втыков” от старпома, что предсказуемо и регулярно. С приходом 5-й эскадры столоваться в БКК стало чуть меньше 300 офицеров!!! Если тревога объявлялась во время приема пищи (а с приходом 5-й эскадры они стали постоянными), а штаб в это время обедал, то они срывались и разбегались по КП. Офицеры же 2-й очереди, а ими стали корабельные, к обеду еще не приступали, тоже находились на своих БП и КП. 3-я смена (наука и пр. и пр.) смиренно ждала своей команды. И вот, когда тревога заканчивалась, получалось так, что 1-я и 2-я, а иногда и 3-я смены офицеров встречались в БКК. Это была уже не просто головная боль и не геморрой, а нечто страшнее.
    В 27 каюте разместились два капитана 2 ранга, один из которых регулярно вечерами, одевшись в спортивную форму, наматывал километры по верхней палубе. Он был не один, кто таким образом боролся с гиподинамией: сказывалось постоянное нахождение в стесненных условиях. Офицеры 5-й эскадры были сильными профессионалами, что и понятно. С кораблем нашего проекта никто из них ни разу не сталкивался, поэтому в первое время все дружно навалились на нас. Мы же, в свою очередь, всячески “подставляли” своих флагманских специалистов. КП РЭБ находился по левому борту в БИЦе. Приборы были расставлены по периметру выгородки таким образом, что в середине оставалось довольно много места. Со временем мы решили, что нам необходим стол, за которым бы мы вели прокладку, да и вообще – не помешает. В 1982г. установили стол, взяв его в каком-то посту. Установили больше оргстекло вместо столешницы, провели подсветку. Затем пошли дальше: у боцмана в “загашнике” нашли приличную дверь и установили её. Т.е. мы таким образом отгородились от основного БИЦа. НО! КП можно было незаметно покинуть не через дверь, а протиснувшись между приборами. Об этом мало кто знал даже из своих флагманов, а что уж тут говорить о “пришлых”. Так вот и получалось: Ф-РЭБ 7 ОпЭск Н.И.Кацуба приходил на КП с кем-нибудь из офицеров 5-й эскадры, а мы, те, кто не стоял вахтенным офицером, тихо-тихо исчезали между приборами. Конечно, КП РЭБ производил на всех большое впечатление: все было оформлено в лучшем виде, большое количество средств связи, все приборы под рукой; грамотные матросы.

История атомного ракетного крейсера Киров

Командир группы РЭБ Б.Пономарев на КП РЭБ.

История атомного ракетного крейсера Киров

Техник группы РЭБ мичман А.В.Орлов

История атомного ракетного крейсера Киров

О.Миноцкий – оператор “П-АКЗ”

   Добралась до КП и группа офицеров, которая шла с нами из Североморска: представители 1 ЦНИИ и по линии Медслужбы ВМФ. Несмотря на то, что офицеры были от разных контор, работали они по одной тематике – обитаемости корабля. В частности, они занимались вопросами шумности служебных и жилых помещений. Сделав замеры в БИЦе и конкретно на КП РЭБ, они не поверили показаниям своих, точнее - японских чудо-анализаторов: такого быть не может, это не соответствует тем требованиям, которые они же сами разрабатывали и предъявляли разработчикам корабля. Мы ответили, что им еще повезло: они находятся на одном из самых новейших кораблей. На других кораблях наверняка аппаратура бы сломалась. В общем, успокоили.
   15-го нас посетили: итальянский “Атлантик” и штатовский “Орион” № 87
   18 января мы снялись и пошли “изучать свой ТВД” в сопровождении фрегатов : F 581 “Carabiniere” (Италия) и F796 “Commandant Birot” (Франция). На тот момент – самый современный фрегат. По некоторым данным Инета, он в строй вошел лишь в марте 1984г.
   В общем, до конца месяца так и бродили туда-сюда. Целей подходящих не было: все куда разбежались…

История атомного ракетного крейсера Киров

Романтика Средиземноморья…

История атомного ракетного крейсера Киров

Адмирал И.Хмельнов:

“…По плану ГК ВМФ 5-й опэск готовилась к ЗКШУ в центральной части СЗМ,проведение которого намечалось в начале февраля с привлечением всех имеющихся сил ВМФ в зоне СЗМ...
    31 января на борту ФК под руководством вице-адмирала В.Селиванова  прошло заслушивание решение командира эскадры на КШУ 5-й опэск, инструктаж по выполнению практических мероприятий на кораблях группировок развертываемых районах учения
   ...Инструктивные мероприятия на ФК  31 января завершились несколько ранее от запланированного времени
    ...Резко задул ветер с Африканского материка....Начинало штормить…”

   6-го февраля провели учения по ПВО. По команде с ГКП поставили один комплект НУО, который успешно унесло к африканскому берегу. Конечно, его желательно было бы поднять, но…
   В общем, не стали заморачиваться и пошли без него. Проблемы по списыванию начались в отделе РЭБ СФ по возвращению. Пришлось убеждать, что шторм в то время был невероятной силы – даже метеосводку представили.
   8-го февраля снялись из точки №52 и пошли на запад по плану учения.
   7 февраля - облет “Атлантиком” № 41-72 (Италия) и “Орионом” №87 (США), 8 февраля – облет “Орионом” (США)
   И тут мы повстречали представителя славного семейства “кораблей науки”, который шел в восточную часть СЗМ.“Космонавт Владимир Комаров” - научно исследовательское судно академии наук СССР, предназначено для обеспечения оперативного управления космическими аппаратами. Сей уникальный корабль 1-го августа 1967 года ушел из Ленинграда в свой первый экспедиционный рейс. Почти за 22 года эксплуатации судно совершило 27 экспедиционных рейсов, продолжительностью от одного до одиннадцати месяцев, за это время было пройдено около 700 000 морских миль. В 1994г корабль был списан, продан Индии и тут же порезан.
История атомного ракетного крейсера Киров
 

   Ну, пока одни занимались космосом, мы выполняли вполне земные приказания, а именно: срочно идти в точку №3 для оказания экстренной медицинской помощи какому-то матросу. Что и как – уже забылось….

 

Врач-стоматолог П.Форащук (слева)
и врач-терапевт Г.Поляков (на БС не был)

История атомного ракетного крейсера Киров
Адмирал И.Хмельнов:

“...На первом этапе КШУ проведена противолодочная поисковая операция для вскрытия подводной обстановки в зоне Тунисского пролива и центральной части СЗМ…КУГ – ФК “Киров” в охранении двух бпк 61-го проекта “Огневой” и “Комсомолец Украины” развернулись в р-не Мраморного моря. Именно в этом р-не мы впервые отрабатывали нанесение ракетного удара кр “Гранит” с ТАРКР по АУГ ВМС НАТО – главной цели – авианосцу под прикрытием о-ва Крит на дистанцию более 500 км. При этом ЦУ обеспечивалось ср-ми космической разведки и КНС

История атомного ракетного крейсера Киров
Залп из РБУ

… В завершении КШУ корабли, принявшие участие в учениях, выполнили практические упражнения с применением практического боезапаса, ракетно-бомбового, артиллерийского, торпедного... В последующие сутки проводилось тыловое учение по восстановлению материальных и продовольственных запасов на кораблях эскадры... Учитывая сложную погоду, корабли смещались в р-ны затишья, где пополняли запасы от танкеров и транспортов по канатной дороге. По завершении КШУ в 52 т. я.с. командир эскадры на борту ФК произвел подробный разбор КШУ…Командир 5-й опэск перенес свой флаг на ПБ ПЛ “Виктор Котельников”. ОБК СФ взял курс на выход из зоны ответственности 5-й опэск. Мы развернулись не обычным маршрутом, а через Ионическое море вдоль Итальянского побережья о-ва Сицилии, Мальтийским и Тунисским проливами и далее в Тирренское море. Пройдя о-ва Сардинию, Корскику, пройдя Лигурийское море, ОБК СФ прошел вдоль Южного побережья Франции и начал спускаться к югу к выходу из СЗМ через Гибралтар. К концу февраля 84г. ОБК встал в точку 64., где 5-я опэск произвела окончательную дозаправку боевых кораблей ОБК СФ. На таркр “Киров” запасов не подавали.Поздно ночью поступило радиосообщение с КП СФ: таркр “Киров” в охранении бпк “Огневой” следовать в Североморск…”

История атомного ракетного крейсера Киров
   Некоторые уточнения к этому отрывку из книги И.Хмельнова “Российский флот. Доблесть и нищета”. И.Хмельнов в 1981-84гг был НШ 120 бррк, и практически на это время “прописался” в СЗМ, управляя бпк 61пр. и скр 1135. Это потом он уже стал командиром 56 брэм. И снова пропадал в СЗМ… Поэтому и эпизоды боевых служб наложились друг на друга.
1.“Киров” НЕ ходил вдоль Италии, мимо Сардинии и Франции.
2.“Киров” НЕ был в Мраморном море. Это было с другим ОБК в 1985г.
3.Во время противолодочной поисковой операции, где мы работали по 3-м нашим АПЛ АГАК “Полином” взял одну лодку на дальности 31 км, другую – 29 км! Стоявший на ФКП зам.командира 5-й эскадры сначала и не понял, в чем дело – думал, что “кбт”. Ан нет – “км”! Пошел вместе с Ф-РТС в ЦП “Полинома” удостовериться своими глазами.
4.Заправлял нас танкер НМП “Гори” недалеко от Палермо. Апельсины и другую экзотику предварительно замачивали в специальной емкости, что установили на шкафуте, в растворе хлорки. Съели, ничего страшного!..
5. По поводу “электронного пуска”. Да, действительно было такое. “Работали” мы по USS Dwight D. Eisenhower, CVN 69. Дело в том, что в это время опять началась и ливано-израильская заваруха: после убийства президента Американского университета Малколма Керри президент США Р.Рейган 7 февраля отдал команду на вывод своих “миротворцев” из Ливана, что они и сделали 26 февраля .
Скорее всего, DDE и шел к ним для подстраховки. Ну а ГШ ВМФ через 5-ю эскадру решил проверить, сможем ли мы по данным ЦУ от Ка-27 поразить цель (по какой-то причине комплекс “Коралл-БН” не был привлечен). Смогли. Супостат, увидев наш вертолет, явно догадался о “происках русских” и пригнал пару F-14. Отчет ушел в Москву, где и утвердили оценку “отлично”.
Штурманская боевая часть на БС.

В центре – командир БЧ-1 С.Федоров.
Справа от него (в белой рубашке) флагманский штурман 5-й эскадры.
Справа от него - командир ЭНГ В.Малыга.
Справа от В.Малыги – старшина команды электриков штурманских мичман А.Маевский
Слева - командир РНГ А.Дорофей
   
История атомного ракетного крейсера Киров
   9 февраля в тяс №3 силам разведки нашего корабля и 5-й эскадре, соответственно, был нанесен сокрушительный удар – мы “прохлопали” приход опытового корабля (d'Essais et d'Expérimentation Bâtiment) ВМС Франции А-610 Ile d'Oléron (“Иль д*Олерон”). На КП РЭБ своевременно обнаружили работу навигационной РЛС, но сигнальная вахта не поняла, что это за “чудо” - вроде как и не военный даже. А, тем не менее, это был один из более чем важных объектов для разведки, т.к. на нем испытывались новые образцы ВиВТ. И мы были обязаны сделать не просто его фотографии, а провести детальную фотосъемку. Но, увы... Жаль, конечно, что так получилось.
   10 февраля около 15.00 экипажу объявили о кончине Генерального секретаря ЦК КПСС Ю.В.Андропова
   11.02 в 12.00 мы построились на юте для траурного митинга и… минут через 15 видим: прямо над головами л/с БЧ-5 медленно "проплывает" антенна AN/SPS-10. А носитель - американский USS Hoist ARS 40 (класса Salvage vessel of the Bolster, т.е., грубо говоря – спасательное судно подводных лодок). Потом стали разбираться – картина почти идентична: обнаружили, доложили, наблюдали визуально, но тут – митинг, не рискнули тревожить. Тоже весьма знатный корабль: в строю с 1945г. Списан в 1994г.
   11 февраля был сформирован ОБК кораблей СФ для перехода домой в составе:
   таркр “Киров” - флагман,
   бпк пр.1155 “Вице-адмирал Кулаков”,
   бпк пр.61 мп “Огневой” (командир – капитан 3 ранга В.Перегудов)
   скр пр.1135 “Ленинградский комсомолец” (командир – капитан 3 ранга В.Макаров)
    Перед убытием нас посетил танкер «Гори», принадлежавший в то время Новороссийскому морскому пароходству.
История атомного ракетного крейсера Киров
Передал нам почту, отечественные продукты и зарубежные фрукты-овощи. И вот тут наша медицина вкупе с политрабочими оторвалась! Сварили огромный бак, установили его на шкафуте, заполнили хлорированной водой и …все фрукты-овощи вымачивались до полного уничтожения вражеских микробов, кои в корне отличались от родных своих собратьев.
История атомного ракетного крейсера Киров
    “Кулаков” возвратился не только с “головой”, но с …оценкой “отлично” по разведке. На подходе к тяс №3 успел сразу же и отличиться: разведкой ВМФ штабу 5-й ОпЭск была поставлена задача - обнаружить, выйти на визуальный контакт с гидрографическим судно ВМС США USNS Elisha Kent Kane (T-AGS-27),названный, кстати, в честь …офицера медицинской службы в ВМС Соединенных Штатов первой половине XIX века, - и сфотографировать его вдоль и поперёк. Приказ из РУ ВМФ был предельно жёсткий как по сроку, так и по характеру исполнения. Т.к “Кулакову” деваться было некуда: простояв целый месяц в Севастополе, ему нужно было срочно реабилитироваться, иначе…
   Предполагаемый район был примерно известен. "Кулаков" поднимает вертолет и сразу "цепляет" вертолетной РЛС какую-то НЦ на пределе дальности. Решили её проверить.Никаких “иначе” - это оказалось как раз то самое ГИСУ. Доложив в Москву, "Кулаков" автоматически получил 5 баллов по разведке за БС. Видать, уж очень он был нужен нашей разведке. Правда, его потом продали Турции. Но это уже их проблемы…

   Большой противолодочный корабль “Огневой” (СФ), наоборот, на БС находился уже почти 8 месяцев.

Офицер БЧ-5 С.Малахов (бпк “Огневой”) вспоминает:
   “…Из 5 БС, пройденных мною, эта была САМАЯ насыщенная событиями, напряжённая, интересная. 8 месяцев на передовой, сон урывками, постоянный тревоги и экстренные приготовления.    Помимо слежений за авианосцами мы зачем-то ходили вокруг "Айовы" когда она долбила главным калибром по Бейруту, проводили на Балтику "Грозный".
На БС наши 3 корабля ушли в начале июля. Должны были зайти в Сплит, но черноморцы заход забрали себе, а бедный “Огневой” впервые увидел Тартус только в ноябре, да и то с рейда. 1,5 дня из 5, остальные штормовали. Оттуда сразу 20 суток МПР в Севастополе, выскочили в Атлантику с “Грозным” и зашли в Аннабу, к угольному причалу. “Киров” с “Кулаковым” появились только после Нового Года.

История атомного ракетного крейсера Киров

бпк “Огневой”

   Вспоминать можно бесконечно... Как участвовали в поиске АПЛ, а “Платину” заклинило и двое суток с вываленным телом ходили вокруг якорной точки. Как командир БУК "пиджак" ст. л-т Корж захотел поближе рассмотреть авианосец через призму своей 76 мм башни: командира В.Перегудова чуть инфаркт не разбил от ужаса, что война начнётся. И много ещё чего. Всю БС у нас был штаб бригады во главе с И. Хмельновым. В Североморск его не пустили, а оставили на “Сообразительном”, который в роли КНС ушел за авианосцем к Азорским островам. “Гвардеец” пришёл один дней через 10-14.…”

   Сторожевой корабль “Ленинградский комсомолец” (СФ) находился в таком же положении: на БС он вместе с “Огневым” и “Сообразительным” был с июля 1983г.
    Немного побыв в ноябре в Североморске, сопровождая ркр “Слава” обратно, “Ленком” получил приказ самостоятельно следовать в СЗМ.
12 февраля с корабля убыл штаб 5-й эскадры на ПБ “Виктор Котельников”. По этому случаю нас навестил “Орион” №85 (США) из состава 8 паэ.

История атомного ракетного крейсера Киров

“Ленком” в СЗМ. Февраль 1984г.

Из воспоминаний Анатолия Дорофея (командир РНГ БЧ-1):
«…Я по натуре рыбак, а т.к. на кораблях развлечений немного, то рыбная ловля позволяет и отвлечься от службы и отдохнуть. На ЧФ, где я начинал лейтенантом, мною были получены первые и необходимые навыки. Поэтому в Средиземном море на первых же якорных стоянках я уже забрасывал снасти с надеждой как у всякого рыбака поймать побольше и подиковиннее.
Каково же было моё недоумение, но проходили дни, менялась наживка, но у меня ничего не клевало! И только через какое-то время я понял причину. Виновата была всё та же наша секретность и атомность - непрерывные гранатометания и акустические импульсы сводили на нет все мои рыбацкие усилия. Пришлось рыбалку оставить. Но это не всё! Не один я страдал отсутствием возможности хоть что-то поймать. И ловили, но каким способом! Как-то раз зашел к сигнальщикам, а у них в тазу плавает всякая мелочь в виде ракушек, крабиков, морских коньков, кораллов  и прочее. Я, естественно, спросил - откуда? Сигнальщики запираться не стали - всё гениальное в этом мире просто, если не ловится на удочку, то есть другие способы. Матросы с кормы на шкерте опускали на дно "русалку" (швабру) немного утяжеленную. Понятно, что крейсер на якоре не стоит на месте, а вращается на цепи вокруг якоря. Тем самым "русалка" сгребает со дна всякую мелочь, а матросы периодически её осматривают и делают из пойманного сувениры…»

История атомного ракетного крейсера Киров

Командир РНГ А.Дорофей

Один из моряков 5-й эскадры, Генрих Залтанс, опубликовал свои воспоминания той поры:http://www.rasmys.narod.ru/htm/zaltans/szm/squadron/chapter_1.html

   …В конце марта на замену пришел тактический атомный ракетный крейсер "Киров". По сравнению с "Кировым", "Жданов" и "Видяев" казались маленькими букашками. На этом крейсере новичок мог спокойно заблудиться. Пост ПВО, где служили Леха и его друзья, оказался огромным. Кроме дежурного по ПВО и его помощников, там находились еще операторы РЛС. Это были офицеры и мичмана. Все вахту они наблюдали за воздушными целями, причем каждый следил за своим квадратом. И при обнаружении самолета моментально докладывали дежурному. Служить здесь было намного легче, если бы не одно “но”. Это но, было то, что на крейсере находилось много спирта. А так как "Киров" был атомный крейсер, то его не пускали ни в один иностранный порт. Поэтому годки эскадры, чтобы расслабиться и выпить, стали менять на спирт все сувениры, купленные в Сирии. В ход пошли туалетная вода, электронные часы, плакаты с женщинами в купальниках (самый ходовой товар), в общем, все безделушки легким движением руки превращались в спирт. В кубрике штаба эскадры (т.е. в кубрике №18 – штатный кубрик гр.РЭБ – Б.П.) началась всеобщая пьянка. Конечно только для старослужащих. На вахтах стояли молодые. Офицеры и мичмана в кубрик заходили очень редко, потому, что находились далеко от него. И после вечернего построения в кубрике начиналось веселье. Хорошо, что группа Связи и ОСНАЗ были в другом помещение. Годки групп ПВО, Управления и ГМС хоть и пили, но карасей не трогали.
Как-то в конце недели Леха заступил на вахту с 20.00 до 00.00. Менять его должен был Ганс.
После отбоя Ганс лег в койку, ему до вахты оставался час. Он закрыл глаза, чтобы заснуть. Но в кубрике орали пьяные годки, поэтому сон не шел. Ганс лежал с закрытыми глазами и вспоминал гражданку и свою девушку Оксану, которая преданно ждала его дома.
Вдруг под его койку (а он спал на втором ярусе) сели два пьяных годка: Сергей Федоров и Александр Ашихмин. Они громко о чем-то говорили. Аболтыньш прислушался и понял, что разговор идет о нем.
- Слушай, Федя, - обратился Ашихмин к Федорову. - Давай Гансу нальем. Он же нормальный парень. Как ты думаешь?
- Гансу? Можно. Он молодец. Мужик, что надо хоть и немец, но молодец. Только сейчас спит наверно.
- А мы его разбудим. Пусть выпьет, пацан.
- Пусть, он заслужил, - сказал Ашихмин и стал будить Аболтыньша.
Хотя Ганс все слышал, но притворился, что спал. И когда Ашихмин толкнул его, он сонным голосом спросил:
- Что случилось?
- Вставай, Гансик, пора на вахту, - ответил Саша.
Ганс быстро встал и оделся. Федоров, посмотрев ему в глаза, приказал:
- Ганс, пошли со мной.
Аболтыньш послушно двинулся за годком в глубь кубрика. Там его усадили на рундук, налили пол кружки разбавленного спирта и приказали:
- Пей!
Ганс послушно выпил. Спирт резко ударил ему в голову. Увидев сморщенное лицо карася, Сергей протянул ему кусок белого хлеба. Аболтыньш мгновенно его проглотил, запив водой, которую подал Александр. Через несколько минут Гансу стало хорошо. Заметив это состояние карася Федоров, тут же протянул ему вторую кружку также на половину наполненную спиртом.
-Пей, Гансик, ты классный парень, - сказал Федоров.
Аболтыньш с легкостью проглотил очередную дозу спиртного, даже не сморщившись. После второй кружки спирта ему стало совсем хорошо, и он взял в руки гитару, лежащую на рундуке. И хотя Ганс никогда в жизни на ней не играл, после двух кружек спирта он об этом забыл. Мало того, он стал петь под гитару. Послушав его пару минут, годки поняли, что пора Гансу на вахту. Ашихмин налил ему еще пол-кружки, протянул и сказал:
- Пей и бегом на вахту.
Посмотрев одним глазом на кружку (потому что двумя глазами он уже не видел) Ганс понял, что ему хватит пить. И переведя глаз на Сашу, заикаясь, сказал:
- Я..я пить не буду, я и так пойду, мннее хватит.
Ашихмин почему-то обиделся, схватил за робу Аболтыньша и зло сказал: -Или выпьешь или сейчас ударю.
Ганс скрипя зубами, выпил. Его чуть не вырвало, но он сдержался. Запихав последнюю корочку хлеба в рот Аболтыньш шатаясь, побрел на вахту. Перед входом он собрался и прямо вошел в помещение. Леха увидев Ганса пьяным, очень удивился, но вахту сдал. Ганс кое-как расписался в журнале и плюхнулся в кресло за сеткой ПВО, чтобы его не заметил офицер. Пробыв в посту около десяти минут, он окосел полностью и уже одним глазом едва различал предметы. Но годки в кубрике вовремя сообразили, что они наделали и прислали Леху заменить Ганса. Переверзнев остался стоять на вахте еще четыре часа. А Ганс пошел спать в кубрик. Проснулся он только на обед. Все годки еще неделю смеялись над ним, как он пришел с вахты и облевал весь кубрик. А особенно им понравился концерт и песни Ганса на родном латышском языке. Но Аболтыньш ничего не помнил.
Ему было стыдно перед товарищами, которые стояли за него на вахте и убирали в кубрике. Поэтому в следующий обед, он все свои фрукты отдал им и при этом попросил прощения. И его, конечно же, простили - с кем не бывает.

…Через пару недель весть о беспробудной пьянке в штабной команде дошла до командиров. Всем морякам было сделано строгое предупреждение. После этого жизнь в кубрике пошла спокойно. И это спокойствие не было нарушено до самой пересадки. На замену "Кирова" в Средиземку из Севастополя пришел первый корабль Леши Переверзнева ПБПЛ "Виктор Котельников"…

Генрих Залтанс , www.zaltans.lv

   
13.02 – сыграли приготовление к бою и походу и в 12.00 начали движение в Североморск в сопровождении штатовского “Ориона” и английского вертолета Lynx № 320.


15.02 на подходе к Гибралтару нас ждали американские корабли: эм DDG-38 Luce (тип Coontz) и фр FFG-28 Boone (тип Oliver Hazard Perry), с которого подняли противолодочный вертолет SH-2D Seasprite.
А он, гадёныш, недолго думая, сразу РГАБ поставил – выясняли: мы одни пошли или и свои АПЛ забрали.

 

История атомного ракетного крейсера Киров
РГАБ

К вечеру 15 февраля мы прошли Гибралтар.

Сей знаменательный момент контролировали все и вся:
- английский патрульный катер № 4001 с вертолетом Lynx берегового базирования
- Beechcraft B 55 “Baron” (E.20), Испания, 404 траэ
- испанский “Орион” №221-24
- эсминец D24 "Alcalá Galiano" (был у них такой министр-рЭволюционер, 1789-1865гг) ВМС Испании вместе все с тем же Lynx № 320.

История атомного ракетного крейсера Киров

16.02 не успели войти в зону Ибирийской Атлантики, как нам на хвост сел F 474 “Almirante Magalhães Correia” ВМС Португалии, а чуть позже - F 784 “Detroyat” ВМС Франции.

F 474 “Almirante Magalhães Correia” режет строй между нами и “Кулаковым” и…уходит.
История атомного ракетного крейсера Киров
    Остался F-784 “Detroyat”. Назван в честь видного французского морского офицера, политика и журналиста (1829 -1898 гг). Было несколько кораблей с таким именем, но “наш” памятен тем, что в 1976г. именно с него был развеян пепел тела знаменитого актера Жана Габена. Причем, с полным военным почётом – артист в годы второй мировой войны воевал в армии Шарля де Голля.
Позже налетели интернациональные войска: С-130 (Португалия), французские “Атлантики” № 25 и 45, английский “Нимрод” № 45 и “Мираж-4” (Франции).
Кстати, это не истребитель “Мираж”, а стратегический бомбардировщик. Для простого обывателя - это одна фигня, а для службы разведки - это две большие разницы.
Вахта ПВО на "Флаге" его тогда пропустила, не выдав доклад в БИЦ и на КП ПВО, в связи с чем В.Баранник устроил большой "разбор полетов".
Как ни странно, но тогда же мы впервые встретились с немцами: “Атлантик”№ 61-16 (ФРГ).


18.02 наш ОБК немного разделился: мы с “Кулаковым”, шибко не напрягаясь, чуть ушли вперед, а остальные поотстали.
История атомного ракетного крейсера Киров
Участники БС-83 гр.РЭБ:
Вверху слева: Поляков (“О”), В.Карвасарный (“О”), С.Шевцов (“Г”), В.Ездаков (“Т”)
Внизу: А.Рогожа (“Ш”), М.Кара (тот самый мальчишка-болгарин, которого не допустили к БС), Андреев (“Г”) и В.Чичеватов (“Т”)

Сергей Малахов (бпк “Огневой”):

“…Обратно шли тяжело: “Киров” давил 24 узла, мы могли и больше, но на океанской волне поднялась грязь в цистернах, топлива действительно было мало, стали забиваться фильтра, садиться двигатели и генераторы, ход сбавили. Расход топлива вырос до 20-24 тонн за вахту (экономным ходом 8-12). В те годы солярку не экономили, но помниться, в районе Англии, когда похолодало и тряхнуло, в полупустых цистернах поднялась ржавчина и фильтра забивались постоянно, суток двое только успевали менять и стирать…”
   Давно следили средствами РТР за надводной целью, предположительно - французский фрегат типа D'Estienne D'Orves , и вскоре он появился: F-793 "Commandant Blaison" (Франция. Тоже новый корабль – 1982г.), который пристроился к нашему левому борту.
А F-784 остался “пасти” “Кулакова”, который чуть ушел в сторону от нас. К вечеру 18-го “Кулаков” доложил, что у него “на хвосте” англичанин - F -133"Tartar" , многоцелевой фрегат. К этому времени остальные корабли “вероятного противника” ушли восвояси.
На несколько часов познакомились с ВМС Дании (“Гольфстрим” по дороге туда в расчет не берем): фрегат (Offshore Patrol Frigate) F – 348 “Hvidbjørnen”. 1962 - 1992г.г. Побыл с нами совсем чуть-чуть…

М.Партала:

“…По заведенной на корабле организации, вахта на КП РЭБ неслась с 8.00 до 4.00 следующих суток с перерывом на 4 часа (с 4 до 8), который был вызван ограничениями по времени непрерывной работы одного из ключевых в нашем важном шпиЁнском деле РЭС. В нули 19-го февраля заступил на КП РЭБ. Обстановка спокойная. Чапаем домой. Море 3-4 балла. С неба идет что-то мокрое - какой-то мелкий-мелкий дождь с туманом, причем такое ощущение, что он даже не идет, а просто висит в воздухе. На правом траверзе - "ЛенКом", которого наблюдаем только на "Вайгаче". Вечером предыдущего дня прекратили слежение французы, передав наш ОБК англичанам: по докладу "Кулакова" с ним идет F-133. Вся вахта прошла спокойно. Тишь да благодать. Пошел последний час. Скоро конец, "закрываемся", и можно будет идти отдыхать.
И тут на станции РТР "отбивается" отметка прямо по нашему курсу. Сигнал слабенький, но вполне четкий. Не думая еще о плохом, докладываю в БИЦ об обнаружении новой цели - судя по параметрам излучения, это обычная судовая навигационная РЛС. Доклад уходит на ГКП. На всякий случай уточняю для себя обстановку в радиоэфире - никаких особых поводов для беспокойства нет. Через 5 минут (установленная для нас в тот момент периодичность докладов) произвожу повторный доклад по цели: пеленг..., параметры..., сила сигнала растет. И тут - реагирует ГКП. Уточняют у БИЦа классификацию цели, момент её первого обнаружения - я даю все необходимые пояснения. ГКП еще раз уточняет у БИЦа целевую обстановку, и тогда становится понятен предмет его беспокойства: мы уже почти 7 или 8 минут наблюдаем у себя по курсу работу навигационной РЛС, дистанция до которой устойчиво уменьшается (сила сигнала растет), но при этом мы не видим цель на экране своей РЛС.
История атомного ракетного крейсера Киров
Запросили "ЛенКом" - он тоже ничего не видит на своей НРЛС. Тут ГКП, голосом командира, выходит напрямую на связь с КП РЭБ и просит доложить всю информацию по цели. Докладываю. Еще раз подтверждаю нарастание силы сигнала и даю по просьбе командира свою оценку возможной дальности до цели. Она безусловно должна наблюдаться на наших с "ЛенКомом" НРЛС. Но её нет!!! Вся вахта (ГКП, БИЦ) окончательно выходит из полудрёмного состояния, а КП РЭБ получает приказание докладывать по цели непосредственно на ГКП с периодичностью 1 мин (затем - 30 сек). Тут уже и мы на КП РЭБ понимаем, что ситуация действительно чреватая... Попытки "играть" на "Вайгаче" параметрами ничего не дают. Цели на экране РЛС нет. "ЛенКом" есть, а цели нет.
Командир приказывает вахтенному офицеру проинформировать о цели "ЛенКом", т.к. цель представляет в навигационном отношении реальную опасность и для них. Сила сигнала - растет. Докладываем каждые 30 секунд. Пеленг начинает медленно сползать вправо. По моим оценкам, цель уже ближе, чем "ЛенКом". В этот момент звучит доклад сигнальщиков об обнаружении навигационных огней судна "справа - 10". И еще спустя 10-15 секунд - радостный доклад радиометриста с "Вайгача". Цель обнаружена!!!
Небольшая шаланда, напоминающая что-то типа рыбацкого сейнера, прошла между нами и "ЛенКомом", даже не пытаясь разойтись или предпринять какой-либо другой маневр. ГКП и БИЦ были в легком шоке. Мы у себя на КП РЭБ удовлетворенно вздохнули (честно говоря, в последние минуты на ГКП уже назревало какое-то недоверие нашим докладам, ибо чудес, как известно, не бывает, и РЛС сами по морю не плавают, а кроме наших докладов ничего больше не было).
Как я понял этот случай для себя, сложились вместе очень неблагоприятные факторы (малоразмерная цель из плохо отражающих материалов, наблюдаемая с носовых курсовых углов, крупнодисперсный туман, мелкий, но очень плотный дождь и др.), которые привели к весьма значительному ослаблению сигнала нашей НРЛС и уменьшению реальной дальности обнаружения цели. Это был единственный такой случай за мою службу.
По итогам БС-83/84 М.Партала наказан не был. А через год, будучи на боевой службе на ркр “Вице-адмирал Дрозд” командиром группы ОН, его группа была при подведении итогов официально в приказе по 5 ОпЭск объявлена лучшей разведгруппой. Т.е., Михаил Анатольевич, не будучи по базовому образованию "осназовцем", "сделал" тогда в специальном плане не только все северные группы, которые были на СЗМ, но и местные, черноморские, включая "штабную".
И только через много лет награда нашла своего героя.

История атомного ракетного крейсера Киров

История атомного ракетного крейсера Киров

"За заслуги".
“…Президент Российской академии естественных наук (РАЕН) Олег Кузнецов в соответствии с решением Президиума академии наградил группу лиц, в том числе нескольких сотрудников издательского дома "Оружие и технологии", одной из высших по статусу наград академии — крестом "За заслуги". Награды присуждены за активный личный вклад в подготовку и издание книг, посвященных тематике информационного противоборства, информационной безопасности и радиоэлектронной борьбы. В числе награжденных ...доцент кафедры РЭБ ВМИРЭ им.А.С.Попова Михаил Партала. Награды вручил вице-президент РАЕН - председатель секции геополитики и безопасности Владимир Пирумов, который также удостоен этой награды…”
23.12.2004 г
.

М.Партала:

“…Через 10-15 минут часы показали 04.00. Согласно утвержденному графику дежурства РЭС, мы должны были выключаться и закрывать вахту на КП РЭБ. Но...
Командир лично вышел на связь с КП РЭБ и объяснил, почему он не может дать разрешение на закрытие сейчас нашей вахты. Весь эпизод произвел на него сильное впечатление, и его решение было, конечно, абсолютно правильным. Собственно, я и сам понимал, что после всего увиденного, это единственное разумное и, главное, ответственное решение.
Т.к., в графике дежурств на КП РЭБ никого расписано не было, то я сам остался стоять до 08.00. По-моему, со мной добровольно остался и вахтенный радиометрист РТО.
Самое невезучее, что до 8 утра, т.е. до самой смены, уже никаких "обнаружений" по нашей части не было. Был, правда, совсем "зеркальный" эпизод. Где-то около 5 часов БИЦ обнаружил на "Вайгаче" еще одну цель, идущую встречным курсом, с которой разошлись на дальности визуального контакта. Это тоже была какая-то небольшая "шаланда". Так вот, на ней РЛС вообще не работала. Т.е., в этом ночном метео-ужасе она шла вообще без технических средств обнаружения. Наощупь )))
Меня это поразило тогда даже больше чем первый эпизод.
В 08.00 я со своим радиометристом честно сдал вахту и пошел отдыхать. Спал до обеда...”
Из воспоминаний офицера фотогруппы
«…Идем домой. Погода начинает портиться. Уже штормит, но на нас это не сильно сказывается. Волна попутная и крейсер почти не качает. Чапаем небольшим для тяжелого атомного крейсера ходом, ориентируясь на "Ленинградский комсомолец", который из-за проблем с топливом вынужден идти самой экономичной скоростью. Слева, чуть позади траверза на минимальной дистанции идет французский фрегат. Обстановка спокойная. Пользуясь моментом, поднимаюсь на ходовой, чтобы "поработать" с супостатом (в нашей работе всегда есть, что требует уточнения или более детального изучения). Устраиваюсь у левого визира, начинаю работать. Француз идет нашей скоростью, попутные волны накатывают ему на корму и, пройдя вдоль борта и надстроек, уходят дальше в Атлантику. Вдруг, в какой-то очередной момент прохода гребня волны, фрегат подхватывается массами воды, делает как бы небольшой "прыжок" вперед и развернувшись вправо практически на 90 градусов, ложится на левый борт. Крен - градусов 40-45, не меньше. И он будто застывает в таком положении, словно раздумывая - возвращаться ему из этого крена, или "ну его нафиг". Только после того, как волна полностью проходит вперед, фрегат начинает медленно выходить из крена, и еще медленней возвращаться на прежний курс.
Состояние наблюдателя - почти шоковое. Т.е., я знал из училищного курса "Морской практики" об опасности попутного волнения, но "живьем" такую картину видел впервые. Это был самый настоящий "брочинг" - явление коварное и чрезвычайно опасное. Как определяют учебники: брочииг - это захват судна волной, сопровождающийся потерей управляемости, самопроизвольным разворотом лагом к волне, появлением большого крена и опасности опрокидывания. Наиболее неблагоприятным является захват судна на переднем склоне волны, имеющей длину λ = (0,8÷1,3) L  где L - длина судна, и скорость бега несколько выше, чем скорость хода судна.. Считается, что брочингу в основном подвержены малые суда, имеющие длину менее 60 м. Т.е., это "беда" преимущественно рыбацких сейнеров и морских яхт. Французский фрегат имел длину по ватерлинии 76 метров, но, видимо, в этот раз и он нашел "свою" волну. .
История атомного ракетного крейсера Киров
После того, как он с трудом вернулся на прежний курс и занял свою позицию слежения, я с облегчением выдохнул и мысленно пожелал ему - так больше не делать. Но против законов физики и стихии не попрешь, и спустя 20-25 минут я снова увидал этот же "маневр" несчастного фрегата. Самое жуткое было наблюдать эту долгую-долгую паузу, когда корабль фактически лежал на левом борту и как бы раздумывал - выходить ему из этого крена или нет.  Мне было трудно представить, что творилось в этот момент во внутренних помещениях французского фрегата, ибо величина крена была просто запредельной. Под впечатлением этой картины я рискнул обратиться к командиру, и попросил его пройти на левое крыло ХР. Ситуация действительно была неприятная. В любой момент могла случиться трагедия, причем мы вряд ли смогли бы оказать на таком волнении эффективную помощь французским морякам. Да и сами они вряд ли успели бы что-то предпринять в случае опрокидывания корабля. Когда на глазах А.С. Ковальчука французский фрегат в очередной раз развернуло на волне лагом и положило на борт, он приказал помощнику вахтенного офицера находиться на левом крыле ХР, и специально наблюдать за нашим "конвоиром". Картина даже со стороны была не для слабонервных. Оставалось только гадать, как она ощущалась и воспринималась с борта самого французского корабля.
Спустя некоторое время командование сочло возможным специально для облегчения положения нашего КНС изменить курс отряда немного вправо (увеличить ход мы не могли, т.к. он задавался "ЛенКомом"). А потом шторм усилился, и параметры волнения стали другими. Еще спустя некоторое время французский фрегат прекратил слежение, повернув на обратный курс…»

19.02 была запланирована повторная заправка “Ленкома”, ибо сначала планировали 17-го, но по какой-то причине танкер не пришел.

Фактически, рассматривались различные варианты выхода из ситуации:
а) Оставить “ЛК” ожидать ТН в точке встречи, чтобы он мог ходить СМХ или даже лечь в дрейф, и тем самым продержаться на своих остатках топлива.
б) Взять “ЛК” с собой, двигаясь навстречу ТН, даже с учетом того, что горючка у “ЛК” израсходуется быстрее. Приняли второй вариант. Основные соображения: нет уверенности, что с ТН не “кинут” повторно, и тогда “ЛК” останется в океане один без топлива. А так, мы его, в крайнем случае, сможем взять на буксир. Кроме того, было решено передать ему дизельное топливо с “Кирова”, т.к. у нас был необходимый запас для наших дизель-генераторов. Хуже того – надвигался очередной циклон, и оставлять “ЛК” штормовать одного без топлива было очень рискованно. Так таркр в течение почти суток являлся фактически буксиром для “ЛК”.
Отдали буксир только тогда, когда погода пошла резко на ухудшение.

История атомного ракетного крейсера Киров
А волны тогда были аж до ходовой рубки, на самом “ЛК” смыло несколько плотиков. Мы ему передали практически весь запас дизтоплива, оставив себе минимум на случай аварийного сброса АЗ или другой неприятности с ГЭУ.
Заправку контролировал “Орион” №304 (Нидерланды).
Убедившись, что у нас все получилось, на заправку решился и прибывший на подмогу F -133 его собрат, а по-английски, сестра – sister-ship: F 122 "Gurkha" (Англия”). Интересна история названия этих фрегатов. Если с F -133 все понятно: царство мертвых, преисподняя, то с F-122 несколько по-другому. Гуркхи (гурки) – народ, населяющий Непал, перешел на службу Великобритании с 1815г. Гуркхов отличает строжайшая дисциплина, смелость и верность присяге. Они агрессивны в бою, храбрые, преданные, самодостаточны. Обладают большой физической силой, способны тяжело работать долгое время. Короче, если применить российскую аналогию, “Чеченский комсомолец”. Вот такая каронимика по-английски.
История атомного ракетного крейсера Киров
Англичане после своего новогоднего провала получили, судя по всему, хорошую взбучку от партнеров по НАТО: не оставляли нас ни на день. И свои фрегаты решили заправить, не отходя далеко от нас. Так мы все скопом и штормовали, каждый со своими проблемами.
Небольшой такой танкер вспомогательного флота Великобритании RFA Grey Rover (A269) утром 20-го февраля заправил F -122 "Gurkha". И на этом мы распрощались с надводными силами вероятным противником.
   Но расслабляться было рано, ибо ближе к обеду….Во-первых, на наш ОБК дважды производила налет группа из 3-х английских штурмовиков “Buccaneer” , затем еще один!!! Атаковали по – военному: кратковременно включали РЛС для обнаружения цели и повторно - для уточнения. Слава богу, мы уже открутили БС и имели необходимый опыт, поэтому отреагировали моментально. Успели и доложить, и фотогруппу вызвать. Обращает внимание наличие ПКР на подвеске. Причем, в СЗМ они такого себе не позволяли, американцы бы по ручонкам-то настучали б, а у берегов Англии – запросто. С американцами мы в такие игрушки уже не играли с 1972 года.

История атомного ракетного крейсера Киров

бпк “Вице-адмирал Кулаков” и тн “Grey Rover” на фоне вечерней зорьки

В общем, как мы поняли, командование НАТО решило, что англичане, расслабившись после англо-аргентинского конфликта 1982г., определенно требуют “оргпериода”. Плюс новогодний прокол с ОБК СФ! А поэтому, ребята, Have flag, will travel. Как говорится, Idleness rusts the mind…
Ну а во-вторых:

М.Партала:

“…Была моя вахта на КП РЭБ. Взяли РЛС, которую классифицировали как самолетную. Параметры были незнакомые. Не "Орион". Более того, по параметрам - и не совсем морская РЛС (РЛС ОНЦ). Однако и на гражданскую была не вполне похожа. Потом она изменила режим, и мы сразу начали по ней работать, как по РЛС военного самолета.
Хорошо помню свое состояние. Мы шли уже домой. Некоторая расслабуха. Все самое интересное - уже произошло. Впереди - север, а там мы всё уже знаем. Погода была пасмурная. Горизонта не было. Облачность - нижняя кромка примерно 1,5 км. Общая обстановка - спокойная.
По обнаружению самолетной РЛС мы сразу доложили. Когда классифицировали её как, предположительно, военную, я вызвал по телефону фото-группу, и предупредил "сигнальный". Все доклады на ГКП были уже сделаны.
Потом над головой что-то проехало (именно не пролетело, а проехало) - по звуку, что-то из ряда вон. Я запросил сигнальщиков. Они ответили, что это "стратофортресс". Я сразу не въехал, и переспросил, какой нафиг “стратофортресс”? Они ответили, что не знают, какой нафиг, но по справочнику, это "стратофртресс". Да и голоса у них какие-то растерянные. Тогда я понял, что они действительно не знают, а смотрят по синему воениздатовскому справочнику "Авиация капиталистических государств". Тогда я взял свой фото-снайпер, и тоже метнулся наверх. Сигнальцы мне показали направление на самолет, и только тут я окончательно понял, какой это стратофортресс.
История атомного ракетного крейсера Киров

Старший матрос Н.Белоглазов, лучший оператор станции РТР
На удалении примерно 15-20 каб закладывала вираж, медленно разворачиваясь для повторного прохода, здоровая дура - Б-52 . Когда ты видишь эту махину, работающую в режиме простого "Ориона", - это впечатляет )))
ССБ был уже наверху. Обменялись с ним впечатлениями. Б-52 сделал еще один проход и пошел на удаление. Условия для съемки были не супер-пупер - пасмурно, а он сам - в зелено-камуфляжной ВВСовской раскраске. Как не пытались вытянуть крупным планом какие-то обозначения и номера - ничего, увы, не получилось.
Спустился в БИЦ на КП РЭБ, а мне докладывает оператор "Кольца", что есть вторая РЛС. Смотрю параметры - точно такие же, но несущая отличается. Т.е., это реально - другая РЛС. Такая же, но другая. Доложили ВО БИЦ. Далее - всё повторилось. Облет, правда в этот раз самолет прямо над крейсером не проходил. Сделали снимки. Номера не разглядеть.
Таким образом, мы каждый раз видели только один Б-52. Но, т.к. в реале наблюдали две разные РЛС, то сделали вывод о паре Б-52, что, в принципе, не противоречило известной информации (о том, что они патрулируют парами)…”.
История атомного ракетного крейсера Киров
Справа – старшина команды помех мичман В.Чумаков. Слева от него - матрос (затем – ст.1 ст) Г.Стрешна (“Гурзуф”), уволился перед БС. Крайний слева – матрос (затем ст.2 ст) Максимов («Терция»).Остальные – осназовцы.
Воспоминания Анатолия Дорофея:
    «…Все мы знаем, что земля круглая, но размеров её мы не видим и с трудом себе их представляем. Находясь в океане, уже можно увидеть, что горизонт не прямая линия, а выгнут дугой, но и этого мало. Ведь человеку для сравнения нужны какие-либо величины.Так вот я, находясь на мостике таркр "Киров", впервые ощутил, что Земля наша не столь уж и велика. А дело было так. Так как наш ОБК был весьма «разногабаритный», то с кораблей охранения скоро поступило пожелание уменьшить скорость, дабы экономить топливо, т.к. танкер навстречу ещё только планировался к выходу.. Помню, что через какое-то время А.Ковальчук с командиром БЧ-5 совещались по поводу необходимости поработать ГЭУ на полную мощность и невозможности этого сделать в сложившейся ситуации. Мы не могли расстаться с кораблями охранения.
История атомного ракетного крейсера Киров

Выход был найден! Крейсер развил нужную скорость, и мы начали маневрировать по линии пути вперед-назад, не отрываясь от охранения. Когда этот маневр изрядно надоел, я открыл ТР-80 и выбрал понравившийся мне "противолодочный зигзуг" как говорили на флоте. Быстро произведя расчёты, командир назначил позиции, генеральные курс и скорость кораблям охранения, и мы начали новый маневр. Через какое-то время отрабатывали уже новый противолодочный маневр. Я больше никогда в жизни так не маневрировал и не производил столько расчётов. А для вахтенных офицеров корабля это было отличной тренировкой. Так вот в конце своей вахты я и осознал, что Землю нашу на ТАКОМ КОРАБЛЕ ничего не стоит обогнуть вокруг (что и продемонстрировал наш последыш "Петр Великий"), и уйдет на эту экспедицию всего-то несколько дней. Вот и физические величины для сравнения. А топлива, кстати, кораблям охранения все равно не хватило…»

История атомного ракетного крейсера Киров
«… Вахтенные офицеры делятся на старых и опытных, молодых неопытных и на имитаторов кипучей деятельности. Вот офицер Г. больше подходил под третью группу. Дабы не стоять пеньком и тем самым не спровоцировать проверку своих знаний, он ходил по ходовому и чаще всего хватал "соску" и запрашивал какой-нибудь пост о чем-либо. Нас, штурманов, он чаще всего доставал вопросом о расчетном времени какого-либо момента плавания. Причем получение ответа не означало, что ты избавился от этого же вопроса после небольшого перерыва. И вот как-то ночью на очередное "Штурман, доложите расчетное время поворота" я корректно выдал на ходовой: "Прошу уточнить - астрономическое или местное!". Сначала была тишина, затем щелчок выключаемой "Лиственницы", а через минуту дверь в штурманскую распахнулась и в/о с обидой выпалил: "Ну ты ж, ну это... а какое надо?" Смеялись оба.
…Вообще этот офицер погоды не делал, но и борозды не портил. Когда он стоял вахтенным офицером, скучно не было, но ухо надо было держать востро. Бестолкового шуму от него на ходовом было предостаточно. Так вот. Море, ночь, переход в полигон, тихо, на командирской вахте старпом С.В.Лебедев. Горят приборные лампочки, гудят сельсинчики. Расслабляющая обстановка. Корабль спит. Но только не ГКП! Я вахтенный штурман. Проверил прокладку, обошел посты, вышел на ходовой проверить рулевого. И тут в полумраке ходового мостика раздается взбодряюще требовательный голос старпома: "Вахтенный офицер! Что это?!" и указательный палец показывает на соседний иллюминатор. Через секунду Г. уже у иллюминатора и всматривается в кромешную тьму. Я тоже смотрю туда, но ничего не вижу.
История атомного ракетного крейсера Киров

Тут старпом уточняюще вопрошает: "Вот это -что?!" и указывает на иллюминаторный дворник, который, отвалившись от иллюминатора, торчал буквой "Т". Я замер, т.к. заведование моё, сгнившую от морской соли пружинку мне заменить нечем, а посему разборка мне сейчас обеспечена! Несколько затянувшуюся паузу прервал четкий доклад вахтенного офицера (до сих пор звенящий у меня в ушах):
- "Антенна УКВ!". Стук моей челюсти о грудину смягчил форменный галстук, зато я услышал, как прыснул старпом и прикрылся рукой. А за находчивость вахтенного офицера оставили в покое, как и меня без последствий…»

… "Караван пустыни". Автор этого розыгрыша – я. Как известно, заходов не было, визиты нам не светили, соответственно впечатлений было мало. Но... Ты же не подводник, и по приходе не будешь рассказывать, что проспал все дни в каюте. Поэтому хоть издалека, но народ хотел что-то увидеть. А для этого поднимались на ГКП, где по бортам было два мощных оптических визира с круглыми площадками и леерами. Так вот маневр заключался в следующем: как только появлялись 2-3 офицера или мичмана, я занимал визир со стороны берега, немного его крутил и кричал: "Во! Караван! Ух, ты! Верблюды! А на нем... (далее произвольная фантазия)!" Все соответственно бросались к тебе. Но ты и сам "не насмотрелся", народ начинал заводиться, толкаться и отпихивать тебя. А ты как бы нечаянно "сбив прицел", освобождал место и наблюдал со стороны их тщетные поиски каравана, толкание и суматоху. Иногда нужно было вовремя сматываться. Не все юмор понимают!"
История атомного ракетного крейсера Киров
Оставшееся время проводили в написании отчетов, ремонте матчасти, планах о будущем. Было ясно, что корабль показал себя хорошо, мы тоже не сплоховали перед 5-й эскадрой. Т.е мы с большим оптимизмом смотрели в будущее, которое вскоре стало совершенно иным…
Каждый вечер ровно в 23.00 на корабле игралась тревога: проверялся личный состав, объявлялись лучшие за сутки вахтенные офицеры, вахтенные инженер-механики, вахтенные офицеры БИЦ и другие отличившиеся. Зачитывался суточный план на следующий день. И так вот изо дня в день в течении 2-х месяцев. Параллельно в р/сети РЭБ собирались данные от других кораблей ОБК.
Судя по задумке властителей, мы должны были прибыть числа 22-23 февраля, чтобы с “помпой” ошвартоваться к 7 причалу в канун праздника. Но погодные условия, а главное – сорванная вовремя заправка “Ленкома” поломали эти планы. Так что нас без всяких лозунгов и оркестров поставили 25 февраля 1984г.…на бочку.
Так закончилась для нас первая Боевая Служба.
История атомного ракетного крейсера Киров
История атомного ракетного крейсера Киров

Сергей Малахов (бпк “Огневой”):

   “…А "у угла" (м.Нордкап-Медвежий) появилась течь в КМО (кораблю 20 лет), не могли откачать воду, сутки боролись за живучесть. Все механики во главе с В. Н. Черногорским не спали, не ели, боролись за живучесть. Воду откачали кажется за сутки до возвращения. Обратная дорога пролетела как будто сутки в поезде.
   По возвращении дали команду произвести зенитно-ракетную стрельбу, потом заменили на торпедную. Смену торпед сначала пообещали на Кильдине, потом по погоде на рейде. Пришли на рейд без пресной воды (1 из 2-х цистерн потекла ещё в июле, а опреснители с приготовлением пищи справлялись на 50%) и продуктов.
    По ветру торпеду нам не дали, подошёл бригадный катер, привёз почту 2-х месячной давности и почему-то солёные огурцы. Вечером на бакштов встал водолей, но через час его сорвало, мы снялись с якоря (стояли у Ретинского) и пошли вдоль причалов.
   До сих пор свежи в памяти мои ощущения 26- летнего, когда в иллюминаторе рядом видна земная мирная жизнь, а ты пролетаешь мимо в железяке, где почти безвылазно прошли 8 месяцев. Для тех лет целая вечность! Потом бросили якорь напротив Алёши и стояли там, тоже мучительно.
   Через несколько дней в ДОФ партактив, где все рассказывали о небывалом походе “Кирова” и его героическом экипаже. Ковальчук вышел на трибуну и сказал, что для такого корабля это не подвиг, а разминка, он должен ходить вокруг света; лучше обратить внимание на маленький “Огневой”, про который все забыли. Пора бы дать людям отдых и поставить к причалу.
    На следующий день нам простили стрельбу (погоды в марте не для поиска торпед) и мы грязные, ободранные встали к причалу №4… Помнится, по возвращении показывали фото- завтрак в кают-компании: каждому 1 сухарь и 1 кусок сахара; продукты почти кончились.
   Ох, весело же нам молодым тогда было! Наши 3 корабля 2-го ранга пахали и за наших и за черноморцев, они нас не жалели, гоняли с востока на запад и обратно; все слежения достались нам! Настоящая жизнь!”

А.МИХАЙЛОВСКИЙ:
… “Мое плохое настроение окончательно улетучилось, когда вскоре на североморском рейде стал на бочку возвратившийся с боевой службы атомный ракетный крейсер “Киров”. Ровно два месяца провел этот корабль в Атлантике и на Средиземном море, но задачи похода, а также миссию инициатора
соцсоревнования в ВМФ выполнил блестяще. Командир крейсера А.Ковальчук показал свои лучшие качества, и поэтому на Военном совете было решено представить корабль к награждению вымпелом Министра обороны “За мужество и воинскую доблесть”, а капитана 1-го ранга А.Ковальчука – к назначению командиром бригады ракетных кораблей Атлантической эскадры

История атомного ракетного крейсера Киров
Мы еще были в море, а про нас уже вовсю писали журналисты:

   “УДАРНЫМ РАТНЫМ ТРУДОМ встречают военные моряки ракетного крейсера “Киров” годовщину Советской Армии и Военно-Морского Флота. Экипаж инициатора соревнования в ВМФ, взявший высокие обязательства на новый учебный год, настойчиво осваивает технику и оружие, добивается максимальной эффективности использования заложенных в них возможностей, высокой надежности эксплуатации. Именно на это нацелил воинов Краснознаменного корабля Министр обороны СССР во время своего пребывания на флоте. Тон в соревновании задают капитан 2 ранга Н. Шипилов, капитан 3 ранга В. Обухов, капитан-лейтенанты И. Прилуцкий, А. Вицко, мичман М Фомин”.

“Морской сборник” 1984г., № 2

История атомного ракетного крейсера Киров

История атомного ракетного крейсера Киров
И.Прилуцкий и будущий старшина команды БИП С.Ветков
7-й причал Североморска. Слева – бпк “Вице-адмирал Кулаков”

ЧУВСТВО ПЕРЕДНЕГО КРАЯ

КРАСНОЗНАМЕННЫЙ атомный ракетный крейсер “Киров”. Сегодня об этом корабле знают в Вооруженных Силах многие. Его экипаж, выступивший одним из инициаторов Всеармейского социалистического соревнования в 1984 учебном году, обратился ко всему личному составу Военно-Морского Флота с призывом активно включиться в социалистическое соревнование под девизом “Выть начеку, в постоянной готовности к защите завоеваний социализма!” и принял на себя высокие обязательства. Они были опубликованы в газете “Красная звезда”, во флотской печати.
Военный совет и политическое управление Военно-Морского Флота рассмотрели и одобрили инициативу экипажа Краснознаменного атомного ракетного крейсера “Киров” и рекомендовали военным советам, командирам, политорганам и штабам поддержать и широко распространить новый патриотический почин, направить социалистическое соревнование на повышение всех качественных показателей в боевой и политической подготовке, эффективности каждой учебной минуты. Высокие патриотические чувства личного состава использовать для дальнейшего сплочения военных моряков вокруг ленинской партии, успешного претворения в жизнь решений XXVI съезда КПСС, последующих Пленумов ЦК партии и указаний Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР Ю. В. Андропова по укреплению обороноспособности страны, достойной встречи приближающегося 40-летия Победы Советского Союза в Великой Отечественной войне.

Корреспондент журнала “Морской сборник” встретился с первым заместителем начальника боевой подготовки Военно-Морского Флота вице-адмиралом В. И. Зубом и попросил рассказать о ходе боевой учебы на кораблях и в частях в новом учебном году, как идут дела у инициатора соревнования — экипажа атомного крейсера “Киров”.
   - Расскажите, пожалуйста, товарищ вице-адмирал, о влиянии социалистического соревнования на качественное решение задач боевой подготовки. Как подхвачен почин инициатора в других флотских коллективах?
   - Прежде чем говорить о результатах, хотелось бы особо подчеркнуть следующие моменты.

   Новый учебный год начался в сложной международной обстановке, характеризующейся дальнейшим усилением агрессивности американского империализма, наращиванием военных приготовлений блока НАТО. Это требует от военных людей еще более высокой политической бдительности, поддержания боевой готовности в такой степени, которая обеспечила бы достойный отпор любой агрессии, откуда бы она ни исходила.
   Для завоевания победы над сильным противником нужно, чтобы каждый советский воин представлял собой крепчайший сплав морально-политической закалки, ратного мастерства, физической выносливости, мужества и героизма. На воспитание и поддержание на должном уровне всех этих качеств у личного состава и должно быть, прежде всего, направлено социалистическое соревнование в каждом флотском коллективе. Это хорошо понимают на атомном крейсере “Киров”, других кораблях и частях, которые горячо поддержали инициатора соревнования, приняв на новый год повышенные обязательства.
История атомного ракетного крейсера Киров
В.И.Зуб – командир 7 эскадры в 1975-1982г.г.
Первые недели учебы показывают, что в подавляющем большинстве флотские коллективы держат слово, военные моряки напряженно трудятся над повышением своего боевого мастерства, успешно выполняют каждую поставленную задачу.
   Гранитная основа успехов в соревновании — высокая требовательность командира, его личный пример. Если в подразделении, экипаже допускаются отступления от уставных требований, любые обязательства повиснут в воздухе. Твердый уставной порядок создает в коллективе атмосферу бдительности
и собранности, поддерживает у личного состава постоянную готовность к изменениям обстановки. Нет такого порядка — не и успехов ни в боевой учебе, ни в соревновании…
…Ничто так не расхолаживает людей, как послабления, необъективность при подведении итогов, определении отличников, отличных подразделений. Они порождают самоуспокоенность, благодушие. И здесь первое слово принадлежит командиру. Его умение направить соревнование на дальнейшее повышение боевой готовности, успешное выполнение задач боевой и политической подготовки, улучшение качества и эффективности обучения и воспитания личного состава, укрепление организованности и дисциплины — важнейший показатель профессиональной зрелости офицера. Командир крейсера “Киров” в полной мере обладает этими качествами. Экипаж возглавляемого им крейсера являет собой высокодисциплинированный, четко слаженный, хорошо подготовленный боевой коллектив. Это дает снования полагать, что он с честью пронесет почетное звание инициатора
История атомного ракетного крейсера Киров
Вот уж кого, кого, а высоких гостей мы навидались!!!
   - Если внимательно проанализировать социалистические обязательства экипажа Краснознаменного атомного ракетного крейсера “Киров”, да и других кораблей, то нетрудно заметить, что особое значение придается улучшению качества его обучения, освоению современной боевой техники и вооружения. Какими путями это достигается? Какова роль соревнования?
   
- Оснащенность сегодняшних кораблей сложной техникой, новые ответственные задачи, которые решаются в ходе боевой учебы, предъявляют повышенные требования к специальной, тактической, военно-технической и морской подготовке офицеров. Флотская жизнь, особенно опыт длительного плавания убедительно подтверждают это. Поверхностное знание военной техники — беда некоторых офицеров. Им кажется, что они знают все или почти все. Они могут бойко рассуждать в “общих масштабах”, а на поверку оказывается, что практическая ценность таких “верхушечных” знаний ничтожна. Одним из главных условий повышения эффективности обучения является максимальное приближение занятий и тренировок к условиям современного боя. Есть много путей решения этой проблемы.
    Один из них — внедрение и широкое использование технических средств обучения, совершенствование учебной материально-технической базы. Создаются различного рода тренажеры, кибернетические устройства, имитаторы, контролирующие и информационные устройства, электрифицированные схемы и макеты, учебно-тренировочные полигоны и т. д.
История атомного ракетного крейсера Киров
Слева направо: А.Рябинин (БЧ-4), Н.Колесниченко (БЧ-2), А.Обрезков (БЧ-7) и С.Смирницкий (БЧ-7)
    Как показывает практика, широкое и умелое применение технических средств существенно сокращает сроки подготовки специалистов и экономит ресурс боевой техники и вооружения. Однако отдельные офицеры, привыкшие к старым методам, порой скептически относятся, например, к обучающим машинам. И главная причина, пожалуй, заключается в том, что они не отработали должным образом методику применения машин в ходе занятий. Отсюда и невысокий эффект, и стремление отмахнуться от нового дела. Большое значение здесь имеет личный пример командира.
    Для улучшения качества обучения, освоения современной боевой техники и вооружения важно повышать уровень методической подготовки руководителей занятий и тренировок. Необходимо вооружить офицеров глубокими, разносторонними знаниями, передовой методикой. При решении этой задачи используются многие формы и методы. Особо мне хотелось бы подчеркнуть роль самостоятельной подготовки. В процессе ее офицеры пополняют свои военно-теоретические и политические знания, изучают боевые возможности, правила эксплуатации вооружения и техники. И на основе полученных знаний корректируют, а порой и составляют методические пособия, которые после соответствующей проверки и утверждения вышестоящими штабами используются в повседневной учебе личного состава.
...Важным стимулом планомерной и наиболее продуктивной такой учебы может служить участие офицера в социалистическом соревновании. Почему бы ему не взять обязательства, скажем, усовершенствовать прием использования прибора или системы, создать методическое пособие по освоению новой техники. Кстати, на атомном крейсере “Киров” в последние годы, как мне известно, наиболее опытные командиры боевых частей берут обязательства подготовить исследовательские работы по анализу эксплуатации некоторых систем оружия, по совершенствованию методики обслуживания механизмов. И здесь многое зависит от командира, его умения возглавить творческий поиск подчиненных, направить их усилия на совершенствование методики боевого обучения.
К сожалению, бывает и так, что отдельные командиры конкретную работу по организации соревнования сводят лишь к сбору сведений и составлению отчетов. Иногда не прочь и приукрасить истинное положение дел. Все это следствие недостаточной принципиальности руководителей, которые мирятся с упрощениями на занятиях, слаборазвитой критики и самокритики в партийных организациях. Такое положение не может быть терпимым. Нельзя не учитывать, что послабления, завышения оценок наносят вред воспитанию людей, отрицательно скалываются на моральном климате в коллективе.
   Хотелось бы поставить в пример командира атомного крейсера “Киров” капитана 1 ранга А. Ковальчука. Он никогда не пойдет па сделку с совестью. Такими же он воспитывает и своих подчиненных, в первую очередь офицеров корабля. И не случайно большинство командиров групп и подразделений крейсера готовы выполнять обязанности на ступень выше занимаемой должности.
   
   - Некоторые авторы писем в редакцию журнала просят рассказать об экипаже атомного крейсера — инициаторе соревнования на флоте в 1984 году, о самом корабле, его командире.
-
   Ракетный крейсер “Киров” — воплощение самых последних достижений в области отечественного кораблестроения. Ракетному крейсеру подвластны любые штормы, самые отдаленные точки Мирового океана. На его борту имеется грозное современное вооружение. Особую гордость у моряков вызывает тот факт, что их корабль носит имя крейсера, вписавшего своими боевыми подвигами множество героических страниц в летопись Великой Отечественной войны Унаследовал нынешний экипаж атомохода и овеянный славой Краснознаменный флаг “Кирова” фронтовых лет.
   Несколько добрых слов хотелось бы сказать об Александре Сергеевиче Ковальчуке. Этого офицера я знаю больше двух десятков лет, с его лейтенантской поры. Уже тогда он обращал внимание своим трудолюбием, настойчивостью. Во многом благодаря высокому профессиональному мастерству Ковальчука, возглавлявшего тогда отличную батарею, надводный корабль стал призером ВМФ по артиллерийской подготовке.
История атомного ракетного крейсера Киров
   Еще один факт, на мой взгляд, характеризирующий итого человека. Несколько дет назад он был командиром экипажа отличного большого противолодочного корабля “Адмирал Зозуля”. БПК не один год занимал призовые места в соревновании на флоте. Офицера А. Ковальчука избрали делегатом XXV съезда КПСС Он был первым кандидатом для поступлении в военно-морскую академию. Но незадолго до отъезда на учебу старший начальник предложил ему возглавить экипаж атомного ракетоносца. Ковальчук мог отказаться, и его, наверное, бы поняли. Но Александр Сергеевич знал: это вызвано не чьей-то прихотью, а сложившимися обстоятельствами. Более опытного командира в части, чем он тогда, не было. Ковальчук дал согласие и на пять лет отсрочил учебу. Кстати, в этом году капитан 1 ранга Ковальчук заканчивает академию заочно.
   За долгие годы совместной службы я ни разу не помню, чтобы этот офицер обратился ко мне, как к своему командиру, с какой - либо личной просьбой. Но когда дело касалось подчиненного, то Александр Сергеевич мог дойти до самых высоких инстанций и не успокаивался, пока вопрос не решался положительно.
   Внимание командира корабля к подчиненным снискало офицеру глубокое уважение у личного состава. Моряки стремятся ни в чем не подвести его, как можно лучше выполнить каждую поставленную задачу. Об атом свидетельствует и состояние дел в экипаже в настоящее время. Крейсер готовится к очередному учебному плаванию. Многое предстоит сделать личному составу в ходе предпоходовой подготовки. Но все работы завершены досрочно и с отличным качеством. Все офицеры, мичманы, старшины и матросы приняли па поход индивидуальные обязательства, тесно увязав их с условиями предстоящего плавания. Почти каждый второй член экипажа решил за этот период повысить классную квалификацию на одну ступень.
   - В обязательствах экипажа атомного ракетного крейсера “Киров” есть такой пункт: “Вызываем на социалистическое соревнование личный состав крейсера “Слава”. “Киров” находится на Северном флоте, “Слава” — на Черноморском флоте. Как же будут подводиться итоги, кто будет определять победителя?
   - Вопрос непростой. За свою флотскую службу я, откровенно говоря, не припоминаю случая, чтобы корабль одного флота вызывал па соревнование корабль другого флота. Но в принципе здесь ничего удивительного нет. Все лучшее, передовое, что родится в ходе соревнования у североморцев, быстрее возьмут на вооружение черноморцы и наоборот. А вот арбитрами соревнования между двумя передовыми крейсерами флотов должны стать офицеры Главного штаба ВМФ. Свою роль в этом, как, мне кажется, сыграет и журнал “Морской сборник”, систематически публикуя на своих страницах материалы об этих экипажах ракетных крейсеров, которые, по оценке Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Д.Ф. Устинова, побывавшего в 1983г. на обоих кораблях, обладают таким драгоценными в наши дни качеством, как чувство переднего края.
   В заключение хочется сказать об огромной воспитательной роди социалистического соревнования. В нем заключена поистине возвышающая человека сила. Полнее ее использовать, дать возможность подчиненному раскрыть и поставить на службу лучшие качества характера — долг каждого командира и политработника, партийных и комсомольских организаций. В этом залог выполнения обязательств, новых успехов в воспитании личного состава, в укреплении дисциплины, в дальнейшем повышении боевой готовности корабля, части, флота.
Беседу записал капитан 2 ранга Н. ГАВРИЛЕНКО
(“Морской сборник” 1984г., №1)

ОСВОЕНО В ОКЕАНЕ


    Недавно, завершив нелегкий дальний доход, в родную базу вернулся атомный ракетный крейсер “Киров”.Экипаж с честью выполнил все поставленные задачи, взял намеченные рубежи в деле освоения и использования современной техники и оружия, доказав тем самым, что слово у инициаторов соревнования в ВМФ с делом не расходятся. Каждый дальний поход - серьезный и ответственный экзамен для моряков, но поход “Кирова” - с полным правом можно назвать экзаменом особого рода. Ведь это было одно из первых в истории нашего Военно-Морского Флота океанское плавание надводного корабля. с ядерной энергетической установкой. Вот почему многое даже в самых обыденных, повседневных делах начиналось для кировцев со слова “впервые”.
История атомного ракетного крейсера Киров
Слева направо: О.Котов, В.Меркулов, С.Холод, В.Белинин (все – БЧ-7),В.Касатонов (БЧ-2).
Сидят: О.Колосов (БЧ-7), А.Агафонов (БЧ-3)
    Вот почему командир корабля капитан 1 ранга А. Ковальчук, другие офицеры, партийная и комсомольская организации были по-особому озабочены тем, чтобы на боевых постах и в кубриках постоянно царила атмосфера творческого поиска. Любое новое дело не бывает без трудностей, без проблем. Естественно, сталкиваются с ними и кировцы. Взять такой вопрос. Все офицеры электромеханической боевой части, которым доверяется нести вахту, образно говоря, у сердца крейсера, у ядерного реактора, пришли на “Киров” с кораблей, оснащенных паровыми или газотурбинными установками. Надо ли говорить, сколь много им надо было освоить, переосмыслить, чтобы научиться надежно обслуживать сложную атомную технику?
   И ведь делать это приходилось в короткие сроки. Большим подспорьем стало здесь соревнование. Оно пронизывало каждую вахту, каждый походный день и час. То, как вахтенные инженер - механики повышают свой профессиональный кругозор, овладевают передовыми методами обслуживания техники, постоянно получало взыскательную оценку, каждодневно предавалось гласности. А в результате все они за время похода сделали шаг вперед в своем мастерстве. Особенно же показательны успехи офицера, объявленного до итогам плавания лучшим вахтенным инженер - механиком крейсера С. Соболева.Он ныне мастер военного дела, им успешно освоены обязанности на две ступени выше занимаемой должности .
Характерен такой факт. На одном из учений по противолодочной обороне крейсера командир корабля решил отработать новый тактический прием. Предварительные расчеты показывали, что осуществить его возможно. Однако первые попытки подтвердить теоретические выкладки на практике оказались неудачными. Моряки принялись искать причины этого. По началу в поиске участвовали операторы гидроакустического комплекса во главе с капитан - лейтенантом А.Обрезковым и специалисты минно-торпедной боевой части, которой командует капитан-лейтенант В. Жуков.
В ходе совместных тренировок они отработали более четкую передачу целеуказания, изыскали способ сократить некоторые из операций и тем самым сэкономить драгоценные секунды, необходимые для осуществления тактического приема. Затем свой вклад в общее дело внесли и авиаторы во главе с капитаном А. Хистяевым, которые сумели по-новому взглянуть на возможности корабельных вертолетов. На очередном учении задуманный тактический прием был выполнен. Казалось бы, дело сделано. Но не такие люди служат на “Кирове”, чтобы успокаиваться на достигнутом. Рассудили моряки так: выполнить сложный тактический прием один раз — мало, надо научиться применять его уверенно в любой обстановке. Поиск был продолжен. Своё слово теперь сказали специалисты электромеханической боевой части, которой командует капитан 2 ранга - инженер Н. Шипилов. Они разработали и внесли целый ряд новшеств, позволяющих улучшить условия эксплуатации, сократить сроки подготовки техники к боевому применению. Кировцы, выступая инициаторами соревнования в ВМФ, наметили в обязательствах разработку и внедрение более 40 рационализаторских предложений. Сегодня, на финише зимнего периода обучения, уже можно определенно сказать, что этот пункт обязательств выполняется успешно. Немало внедряется на “Кирове” и новшеств в методике обучения.    Современная техника требует современной учебной базы. Она имеется на крейсере. Но ее тоже надо освоить. Лучшие методисты “Кирова” добились ” этом деле немалых успехов. Заслуживает внимания, к примеру, опыт капитан-лейтенанта С.Михалева. Перед ним, химиком по специальности, в начале похода встала задача - в короткий срок подготовить молодое пополнение, прибывшее на крейсер буквально в канун выхода в море, к использованию индивидуальных средств защиты.
История атомного ракетного крейсера Киров
Старпом С.В.Лебедев (слева) контролирует занятия по ХП, проводимые командиром группы химслужбы Ю.Петренко

   Проводить занятия, как обычно, по боевым частям, службам? На это ушло бы много времени. Михалев решил использовать для обучения новичков корабельный телевизионный комплекс. Показные занятия и тренировки он организовал непосредственно на телестудии. Оттуда они транслировались по всей корабельной видеосети. Моряки, находясь у телевизоров, глубоко и прочно усваивали учебный материал. Это подтвердилось и в ходе сдачи курсовой задачи.
   Офицеры походного штаба, принимавшие ее, отметили высокую подготовку личного состава к борьбе с последствиями применения оружия массового поражения. Говоря об успехах кировцев, опыте, накопленной ими в походе, ни в коем случае не хочу создать впечатление, будто у инициаторов идет, как говорится без сучка, без задоринки. Нет, имеются в экипаже и неиспользованные резервы и недостатки. На одном из подготовительных учений, к примеру, посредственный результат показали комендоры, возглавляемые капитан-лейтенантами А. Никошиным и А. Гусевым. В чем дело? Взыскательный анализ показал: артиллеристы всецело понадеялись на автоматику и электронику, а напряженной работой на материальной части себя не утруждали. Кое-кто из них поддался настроениям такого рода: техника у нас, мол, умная, надежная - наше дело лишь кнопки нажимать. Случай этот послужил поводом для серьезного разговора на партийном собрании. Корабельные артиллеристы, да и многие другие из этого факта извлекли урок для себя, сделали выводы на будущее. Но проблему в целом тем не менее списывать в архив рано. Как добиться, чтобы в сложной системе “человек — техника” не возникало никаких сбоев, чтобы каждый глубоко понимал свою личную ответственность? Над всем этик кировцам предстоит еще немало поработать. Завершен дальний поход. Впереди у кировцев — новые походы, новые, еще более сложные задачи.

“Красная звезда” от 13.04.1984г. капитан 2 ранга Ю.Тимощук.

Выводы по итогам Боевой службы 83/84гг:

   По дороге на Север все занимались отчетами, каждый по своей специальности: штурмана, ракетчики, разведчики…Т.к на борту находился походный штаб от 7 эскадры, то итоговые отчеты представляли флагманские специалисты; корабельные офицеры только представляли необходимые данные (так сказать, фактуру). Конечно, мы читали содержательную часть отчетов (в части касающейся), что-то предлагали и даже вносили свое, но основные выводы по БС делали не мы. Как правило, наш анализ БС проходил вечерами по каютам. И как думается, кулуарные итоги отличались от официальных. Чем больше мы анализировали поход в СЗМ, тем больше становилось понятным, что, скорее всего, эта БС явилась, по своей сути, лишь «демонстрацией флага» и не более того. Отгремели победные фанфары, прошли партийные и комсомольские собрания, партактив эскадры…Разобрались с неисправностями матчасти. Вручили знаки «За дальний поход», встретили и проводили шефов, приняли по горячим следам участие в 2-х учениях под флагом ГК ВМФ. Лихо проскочили внеплановую Инспекцию МО СССР…Наступила пауза... Пришло время осмысления боевой службы. История атомного ракетного крейсера Киров
   Итак, какие же основные выводы можно сделать по опыту первой БС крейсера?

I. Корабль себя зарекомендовал себя вполне надежным «сложным инженерным сооружением, предназначенным для плавания на воде…». Экипаж получил хорошую морскую практику и необходимый для дальнейшей службы опыт. Однако стало очевидным и то, что:

а) атомный флагман в сопровождении неатомных кораблей соединения – это слишком сложная задача для нашего флотского тыла! Эпопея с заправкой «Ленкома» это наглядно показала: крейсер потерял 2 дня, чтоб не растерять свой же ОБК. Конечно, в боевых условиях мы бы просто его оставили для выполнения своей основной задачи, но это совсем уж крайний случай.
б) необходима база для ремонта и технического обслуживания корабля такого класса.

II. Организация слежения вероятным противником за ОБК.

1). Обращает на себя внимание отсутствие слежения в английской зоне ответственности ОВМС НАТО в начале БС. Т.е., непосредственное слежение кораблями НАТО установлено только 02.01.84 г., причем первым кораблем был французский эм «Де Грасс». Возможно, что данное обстоятельство обусловлено следующими факторами:

а). Неправильной оценкой командованием ВМС НАТО целей и задач, решаемых «Кировым» на данном выходе в море. В основе этой ошибки может лежать более чем «скромный» состав ОБК («Киров» вышел в море в сопровождении только одного БПК пр. 1155), а также первоначальное движение кораблей в северную часть Норвежского моря, что давало определенные основания предполагать выход кораблей для отработки каких-то частных задач по планам БП или испытаний новой техники, к чему «Киров» за время своего пребывания на Севере успел уже «приучить» наших оппонентов.
б). Выход «Кирова» совпал с традиционно отмечаемыми в странах НАТО рождественскими и новогодними праздниками, что могло повлиять на возможность экстренной организации «внепланового» выхода кораблей в море для установления слежения.
в). Тяжелый шторм в Северной Атлантике, который делал проблематичным и рискованным экстренный выход в море с целью перехвата ОБК «Киров» какого-либо корабля ВМС Англии или Норвегии, не обеспеченного в должной мере требуемыми запасами, с расчетом на последующее снабжение его в море с ТН (или ТРС) после установления слежения за ОБК (такое снабжение в условиях шторма могло оказать просто невозможным).

2). Теоретически можно было ожидать несколько большей активности со стороны ВМС США, особенно на СЗМ. Следует, однако, признать, что у командования 6-го ОФ ВМС США объективно имелись основания для определенной осторожности. В частности:

а). Это была первая БС новейшего и самого сильного на тот момент корабля ВМФ СССР, боевые возможности которого не были еще в должной мере изучены и оценены командованием ВМС США, но, безусловно, требовали осторожного и «деликатного» с ним обращения. Трудно было «просчитать» и возможную реакцию русских на активное, демонстративно-силовое слежение за «Кировым» (на манер КРА УРО «Миссисипи» за ОБК СФ в 1985 г.), если бы такое было предпринято.
б). ВМС США в конце 1983 – начале 1984 гг. были серьезно «завязаны» на участие в событиях вокруг Ливана, поэтому дополнительные проблемы им были совершенно ни к чему. Надо понимать, что появление «Кирова» на СЗМ означало качественное усиление сил 5 ОПЭСК в январе 1984 г. Вместе с тем, оно произошло буквально через месяц после известного заявления СССР от 5 декабря 1983 г. по Ливану, переданного по каналам ТАСС, в котором говорилось, что американские воздушные налёты (которые осуществлялись с авианосцев 6-го флота) рассматриваются «как серьёзная угроза миру на Ближнем Востоке», а действия американцев против сирийских сил в Ливане расцениваются как бандитизм и агрессия. Тогда появление «Кирова» на СЗМ в этих условиях вполне может рассматриваться, как мероприятие по силовому обеспечению сделанных СССР заявлений. Так стоит ли в этом случае «провоцировать» и «накалять» ситуацию?
в). В тоже время надо учитывать, что оперативно-технические возможности американцев на СЗМ вполне позволяли контролировать обстановку и «отслеживать» действия «Кирова» и других кораблей 5 ОПЭСК без поддержания непрерывного «визуального контакта».

III. Реакция ВМС стран НАТО по появление «Кирова» в СЗМ.

В ряде публикаций встречаются весьма яркие, почти «победные» оценки и описания реакции командования ВМС США и ВМС НАТО на появление крейсера на Средиземном море в 1984 году. На наш взгляд эти оценки, хотя и приятны читательскому глазу, носят скорее эмоциональный характер и далеки от объективности.
Попробуем взглянуть на ситуацию на Средиземном море в январе-феврале 1984 года с позиции стороннего наблюдателя. Крейсер «Киров» прибыл на СЗМ 6.01 и к 14.01 перешел в точку № 3. Буквально на следующий день, 15.01 в ответ на интенсивный обстрел позиций МНС и ливанских войск в районе Бейрутского аэропорта американский линкор ВВ-62 «New Jersey» и ЭМ УРО DDG 19 Tattnall вели огонь из своих орудий по ливанской территории.
Во второй половине января «Киров» перешел в восточную часть СЗМ (точка № 52), где находился до 8.02, когда получил приказание срочно совершить переход в точку № 3, для оказания медицинской помощи матросу одного из кораблей 5-й ОПЭСК.
Как раз во время пребывания «Кирова» в восточной части СЗМ, начались ожесточенные бои в предместьях Бейрута (2.02), причем к 6.02 правительственные войска Ливана потеряли контроль над Западным Бейрутом. Это обстоятельство, в совокупности с другими факторами, заставило Многонациональные силы (MNF) начать эвакуацию из района Бейрута, а затем и вовсе из Ливана.
8.02.линкор ВВ-62 «New Jersey» и эсминец DD 970 Caron вели обстрел друзских и сирийских позиций в 15 милях к востоку от Бейрута. Причем, считается, что это был самый мощный обстрел за всю послевоенную практику использования американских линейных кораблей. Можно, конечно, попытаться связать уход «Кирова» из восточной части СЗМ и этот обстрел (мол, пока «Киров» был там, американцы с 15.01 «вели себя тихо», а как ушел, тут снова и началось), но это будет слишком вольное допущение.
После обстрела 8.02 «New Jersey» покинул район Ливана и дальнейшего участия в боевых действиях не принимал. Связывать его уход с действиями кораблей 5-й ОПЭСК, и крейсера «Киров» в частности, нет никаких достаточных оснований. Тем более, что на это претендуют и наши коллеги из БРАВ (в известных публикациях сообщается, что как раз в этих числах в Сирии был развернуты наши береговые ПКРК, поставленные туда в рамках военно-технического сотрудничества. При этом личный состав ПКРК получил приказ «…быть готовыми к нанесению ракетного удара по линейному кораблю «Нью-Джерси» ВМС США, который обстреливал побережье Ливана. Но на следующий день линейный корабль покинул район»).
Т.е., никаких «глобальных» изменений в районе Ливана наше появление, судя по всему, не вызвало. Уход основной части MNF США, Франции, Италии и Великобритании из Западного Бейрута к концу февраля 1984г. был запланирован заранее.
Безусловно, что мы добавили «хлопот» командованию ВМС США, да и всех ОВМС НАТО на СЗМ, но, в чем именно были эти «хлопоты» - сказать сложно.
Следовательно, как это ни прискорбно звучит, но дальнейшей перспективы использования таркр в СЗМ нет. Там и своих коллег из других видов ВС хватает, а терять в первый день боевых действий многомиллионный корабль никому не хочется. Так что, скорее всего нам будет уготована вечная стоянка у 7-го причала с постоянным участием во всех мероприятиях по плану боевой подготовки флота. Правильность наших рассуждений показала дальнейшая жизнь корабля.

История атомного ракетного крейсера Киров
   Уже будучи начальником Военно-морского училища им. Фрунзе, контр-адмирал А.С. Ковальчук в 1989 году посетил с визитом г. Неаполь в качестве командира похода на учебном корабле «Перекоп». В ходе протокольной встречи с командованием ВМБ Неаполь неожиданно возникла тема «Кирова». Оказалось, что итальянский адмирал служил в начале 1984 года в структурах ОВМС НАТО на ЮЕТВД и хорошо помнит приход «Кирова» на СЗМ.
   Узнав в ходе беседы, что А.С. Ковальчук был командиром «Кирова», он счел необходимым высказать ему лично свое восхищение этим кораблем, сказав, что его появление тогда на СЗМ доставило им немало волнений. Это значит, что БС-83-84 оставила свой след не только в нашей памяти, но и в памяти наших «оппонентов». Наверное, это признания вполне достаточно.
   Как и обещали, расслабиться нам не дали. Сначала мы принимали участие в учении “Кумжа” (для слушателей ВАГШ)…
…а затем с 31 марта по 08 апреля – учение “Атлантика-84” (“Развертывание сил Северного и Балтийского флотов в Атлантику с началом и в ходе войны при одновременном обеспечении боевой устойчивости группировки ракетных подводных крейсеров стратегического назначения”.)
История атомного ракетного крейсера Киров
История атомного ракетного крейсера Киров

А.МИХАЙЛОВСКИЙ:

“…На котором С.Г.Горшков вышел со мной в море на атомном крейсере “Киров” и не упустил возможности посмотреть многие эпизоды учения…”




   “УСПЕШНО ВЫПОЛНИЛ ЗАДАЧУ по поиску и уничтожению подводных лодок “противника” экипаж ракетного крейсера “Киров” – инициатора социалистического соревнования в ВМФ. Уверенно действовали при форсировании рубежа ПЛО командир гидроакустической группы капитан-лейтенант А. Обрезков и экипаж вертолета под командованием капитана А. Хистяева. Они на предельной дистанции обнаружили цель. Весомый вклад в общую победу внесли личный состав БЧ-5, возглавляемой капитаном 2 ранга-инженером Н. Шипиловым; БЧ-7, где служит капитан-лейтенант И. Прилуцкий; подчиненные капитанов 3 ранга В. Козловского и С. Ролева.”
“Морской сборник” 1984г., № 4

История атомного ракетного крейсера Киров
Те самые подчиненные: В. Саунин (награжден медалью "За трудовую доблесть"), А.Никошин (поощрен фотоаппаратом от ГК ВМФ) и Б. Нашутинский (орден “За службу Родине” 3 степени)

История атомного ракетного крейсера Киров
Кают-компания ТАРКР "Киров". 1984 год. Слева направо: командир БЧ-4 крейсера Рябинин А.В., флагманский связист 120 БРРК Векслер.В.М. заместитель НС СФ Труфанов С.В., Начальник связи ВМФ Крылов М.М., начальник связи 7 ОПЭСК Васильев С.Л., помощник НС 7 ОПЭСК Черепанов В.П.

К НОВЫМ ВЫСОТАМ БОЕВОГО МАСТЕРСТВА

   Экипажи ракетных крейсеров “Киров” и “Слава”, принявших свои имена как эстафету подвига от героических предшественников Великой Отечественной войны, бдительно несут трудную вахту в различных районах Мирового океана. Им знакомы и штормовая качка, и тропическая жара, и арктический холод. Служить на современных, оснащенных мощным оружием и надежной боевой техникой кораблях, – большая честь. Соревноваться между собой их экипажам – почетно и ответственно вдвойне. Это отчетливо сознают и инициаторы соревнования в Военно-Морском Флоте – моряки-северяне с крейсера “Киров”, и их соперники-черноморцы с крейсера “Слава”, охотно ответившие на вызов своих именитых друзей.
    По просьбе редакции работник политуправления ВМФ капитан 1 ранга Л. Титов, беседуя с командиром крейсера “Слава” капитаном 1 ранга В. Москаленко, задал ему ряд вопросов, связанных с итогами длительного похода, совершенного недавно экипажем, а также с развернувшимся в коллективе соревнованием в новом учебном году под девизом “Выть начеку, в постоянной готовности к защите завоеваний социализма!”
   – Товарищ капитан 1 ранга, экипаж Краснознаменного атомного крейсера “Киров” вызвал личный состав вашего корабля на соревнование. Как вы восприняли это?
   – Мы, конечно,благодарны за оказанную честь. Постараемся быть достойными ее. Неожиданности же в том, что кировцы решили с нами соревноваться, на мой взгляд, нет. Почему? Да потому, что еще до того, как мы дали согласие “помериться силами” с северянами, на океанских путях-дорогах состоялась встреча наших кораблей, о которой мы давно мечтали. Поделились мнениями с капитаном 1 ранга А. Ковальчуком, командиром крейсера “Киров”, о взаимном обмене опытом. А перенять у кировцев есть что. “Инициатор соревнования,- подчеркнул однажды А. Ковальчук в беседе со своими офицерами, – это не только хороший коллектив, это коллектив, который предлагает всему флоту самые высокие меры требовательности к результатам своей работы...”
“Морской сборник” 1984г., № 4

ПОД ФЛАГОМ “КИРОВА”

Поздравительные открытки, письма, телеграммы... В канун праздника Победы немало их поступает в адрес воинов, ветеранов Вооруженных Сил. А вот эти два письма из праздничной почты — не просто поздравления. Это своего рода перекличка двух командиров разных поколений, двух экипажей, двух кораблей, носящих одно и то же имя “Киров”.

“Краснознаменный Северный флот, атомный ракетный крейсер “Киров”,
командиру корабля капитану 1 ранга А.С. КОВАЛЬЧУКУ .

    Уважаемый Александр Сергеевич! Шлю вам и всему экипажу корабля сердечный привет от ветеранов крейсера “Киров” фронтовых лет. Экипаж крейсера, которым мне довелось командовать в годы войны, оборонял город Ленина, 900 тяжелейших дней блокады: беспрестанныеналеты фашистских самолетов и артобстрелы, лютые морозы, крайне скупой блокадный паек... Но как бы ни было трудно, когда звучал сигнал тревоги, моряки занимали свои боевые посты, и крейсер вступал в бой. Мужество, самоотверженность были нормой для кировцев. Родина отметила экипаж, высокой наградой — орденом Красного Знамени. Мне выпало счастье получать этот орден и Краснознаменный флаг из рук командующего Балтийским флотом адмирала В. Трибуца. Мы всегда гордились своим кораблем, делали все, чтобы приумножать его славу. А теперь мы гордимся тем, что у нашего крейсера такой замечательный наследник — атомный корабль-ракетоносец.
Контр-адмирал в отставке С.СОЛОУХИН, командир крейсера “Киров” фронтовых лет.
История атомного ракетного крейсера Киров
Ленинград, Ленинградская секция Советского комитета ветеранов войны,
контр-адмиралу в отставке С. Д. СОЛОУХИНУ.

Уважаемый Сергей Дмитриевич! Рады были получить ваше поздравление. От имени всего экипажа нашего атомохода большое спасибо за теплые пожелания.
В свою очередь сердечно поздравляем с праздником ветеранов-кнровцев! В нынешнем году наш экипаж выступил инициатором соревнования в Военно-Морском Флоте. Мы приняли на себя высокие социалистические обязательства. Борьбу за их выполнение пришлось начинать в дальнем походе. Плавание действительно проходило в непростой обстановке.
Особое “внимание” оказывают “Кирову” натовцы. Их корабли то ни дело маячили за кормой, иной раз по два, а то и по три самолета одновременно облетывали крейсер. Но экипаж сохранял выдержку. Ничто не нарушало четкий ритм отработки запланированных на поход задач, напряженную работу по освоению современной техники. В этой работе, кстати говоря, активно используем наши славные боевые традиции.
Для нас, Сергей Дмитриевич, ваши сослуживцы: бывшие командир артиллерийской батареи старший лейтенант А. Александровский, старшина зенитной батареи старшина 2-й статьи В. Татаринов, машинист - турбинист краснофлотец П. Бурлов, электрик краснофлотец А. Самарский и другие— это образец боевого мастерства и мужества.
История атомного ракетного крейсера Киров
   Моряки нашего экипажа настойчиво борются за право называться последователями лучших специалистов “Кирова” фронтовых лет.Лучшие из лучших удостаиваются этого нрава. Так, по итогам похода последователем А.Александровского объявлен передовой офицер, мастер военного дела Г. Гуртовой; последователями В. Татаринова, Н. Бурлова, А. Самарского стали старшина 1-й статьи В. Прохоров, старшины 2-й статьи В. Свиридов, В.Прокопенко, отличившиеся при выполнении ответственных учебно-боевых задач.
   Мощным оружием и техникой оснащен наш корабль. Поистине неограниченными возможностями обладает его ядерная энергетическая установка. Грозное ракетно-артиллерийское и минно-торпедное оружие, радиоэлектронная техника способны обеспечить победу над самым сильным, хорошо вооруженным противником.
   Но есть у нас еще и оружие особого рода — традиции, славное имя корабля, Краснознаменный флаг, завещанные фронтовиками. Это никогда не стареющее “оружие делает нас еще сильнее, помогает в нынешней сложной международной обстановке бдительнее, надежнее стоять на страже любимой Отчизны.
Капитан 1 ранга А.КОВАЛЬЧУК, командир атомного ракетного крейсера “Киров”.
Газета “Красная звезда” от 30 апреля 1984г.

   Да, приближались майские праздники, а с ним и годовщина подъема Краснознаменного военно-морского флага, что почему-то считалось Днем корабля. Со временем стала понятна вся эта несуразица: первый военно-морской флаг мы получили 7 августа 1980г. из рук командира ЛенВМФ адмирала А.Михайловского. Краснознаменный флаг нам вручил 12 апреля 1981г командующий СФ адмирал В.Чернавин. А праздновать нам позволяли…9 мая.

Полнейший абсурд!!!

По заведенной традиции мы ожидали приезда шефов из Казахстана.

История атомного ракетного крейсера Киров

Исходя из этого, а,может, просто из экономии, все торжества (весьма кстати и мешок с орденами и медалями подоспел) решили совместить и отметить в североморском ДОФе.

На этом вечере показали самодеятельный фильм о БС, смонтированный военным дирижером Ю.Гриповым. К огромному сожалению, сейчас эту пленку найти не удалось. Произошел забавный случай: комэск В.Колмогоров, “приняв на грудь”, забрал у своего начпо контр-адмирала А.Минаева кортик и подарил его руководителю шефской делегации.

История атомного ракетного крейсера Киров
История атомного ракетного крейсера Киров

Когда мне говорят, что служба на корабле тяжела, я не понимаю...

Просто не всем людям она нравится. Конечно, есть что-то противоестественное в том, что дом чаще видишь в “люматор”. А так, для основной массы – служба как служба…

В.Любченко (оператор ОсНаз), С.Смирницкий(комдив РЭБ и Р), В.Пустовой (техник группы РЭБ) и бойцы – на рыбалке. То ли пикша идет, то ли кальмаров таскают.

И.ХМЕЛЬНОВ:
“В мае 1984г В Североморске произошел взрыв складов боеприпасов. … На кораблях экстренно вводились электромеханические установки, по готовности суда отходили от причалов. Атомный крейсер “КИРОВ” самостоятельно, без вспомогательных буксиров отойти не мог. И тогда командир корабля капитан 1-го ранга А.С.Ковальчук применил корабельную артиллерию, чтобы не допустить поражение крейсера разлетающимися ракетами…”

Ремарка: ну, стрелять-то мы не стреляли. Но боезапас был подведен, на визирных колонках стояли комбаты: Г.Гуртовой и А.Ильин

Рассказывает очевидец:
1. События 17 мая 1984г. начало развиваться, безусловно, до 18 часов. В 18.10 уже взлетали первые “стартовики”. В 18.14 был первый маленький взрыв, после которого выбило несколько крупных витрин в ряде магазинов (например, в “Кругозоре”). Затем процесс пошел очень быстро развиваться “по нарастающей”.
2. После объявления тревоги начался выход кораблей из базы. Отошли действительно все. Даже ПМ-ка от 11 причала. Лодки от Окольной успели отвести буксирами. Остался только “Киров” у 7-го причала. Он стоял в ППР и сразу ход дать не мог. А когда все было подготовлено, то, действительно, последовала команда оставаться у причала и подать БЗ к АК-630, в готовности сбивать стартовики и ракеты, если они пойдут в сторону города. (К визирным колонкам поставили комбатов. Слава богу, стрелять не пришлось). 3. Реальной угрозы аварии с ядерным боезапасом, после отхода лодок от Окольной, не было. (Кто знает фактическое расположение РТБ и хранилищ, легко это поймет). Наибольшую угрозу для города и людей представляло большое хим.облако, образовавшееся после сгорания цистерн с ракетным топливом. К счастью, ветер задул от города.
Однако общую панику усугубило то, что на некоторых кораблях швартовные команды были одеты в химкомплекты. А на одной 1135-ке даже “догадались” включить на короткое время УСВЗ. Зрителей же в первые 30-45 минут хватало: люди стояли и перед входом в парк и на горушке у ракеты (там особенно много было детворы).

История атомного ракетного крейсера Киров
История атомного ракетного крейсера Киров
Фото сделано А.Бычковым из собственной квартиры дома № 3 по ул.Сизова
Фото с Морского форума сайта “Адмирал Юмашев” http://admiral-umashev.flybb.ru/forum1.html

4. Действительно, после объявления тревоги некоторые с погонами на личных машинах рванули в сторону Мурманска. Указаний на закрытие выезда сразу не было, но толковый товарищ с красными просветами на КПП догадался начать записывать номера машин, что и позволило потом произвести “разбор полетов”.Однако абсолютное большинство корабельных офицеров и мичманов рвануло на корабли, еще не зная про тревогу, действуя по своему разумению. Кто был там, помнит эту картину бегущей черной массы по Сафонова вниз, к причалам. (Со многих кораблей сходную смену уже успели отпустить в город, поэтому народу было много).
5. В городе - и в самом деле была неразбериха. Однако некоторые действия делались организованно. Например, фактически ездили машины, объявляя о тревоге, назначенные люди заходили в магазины, на почты, в д/с, объявляя, что учреждения закрываются, т.к. в городе объявлена тревога ПВО. Но, что делать дальше - население, естественно, в большинстве своем не знало. Почти все убежища оказались закрыты и поэтому людей стали просто отправлять “за гору”: за Комсомольскую, к Госпиталю и дальше.

6.Очень неприятные моменты пережили те, кто служил в частях около города. Деталей они не знали, а гриб был виден и со Щуки и дальше. А ведь тревога была объявлена отнюдь не учебная. Части фактически выходили по тревоге в районы, как по войне. При этом, все мои знакомые отмечали, что бойцы, т.е. матросы, действовали без традиционных понуканий, перекрывая все нормативы по подготовке техники и развертыванию на позициях.

p.s.
Непосредственно в момент событий у нас без специальной команды была задействована фотогруппа и велась запись событий, но все эти материалы вместе с отчетом были переданы потом представителям ОО…”

Ремарка: на корабль мы пришли (прибежали!) сами, без всякого оповещения. Не пришли 2 офицера БЧ-5, за что были капитально выдраны командиром.

   Естественно, что после такого ЧП на Северный флот тут же приехала комиссия.


А.МИХАЙЛОВСКИЙ:

… “По результатам внеплановой инспекции МО (25.06 – 11.07 под руководством зам.МО генерала армии В.Говорова) хорошую подготовку показал тяжелый атомный ракетный крейсер “Киров”...

История атомного ракетного крейсера Киров
Командир кормовой батареи АК-630 А.Ильин со своими комендорами в Ленинграде. 1979 год
   “НАСТОЙЧИВО СОВЕРШЕНСТВУЮТ организацию социалистического соревнования, стараются полнее использовать его возможности на атомном ракетном крейсере “Киров”. Здесь, например, в БЧ-5 состязаются не смены, как было раньше, а дивизионы и группы. Ведь состав смен по тем или иным причинам меняется, что затрудняет объективную оценку их деятельности.
   Опробовано и другое новшество – соревнование боевых расчетов, которым в современном бою отводится основная роль. Совершенствуются критерии оценок ратного соперничества. Используются журналы, где лица дежурной и вахтенной службы отражают качество содержания оружия и технических средств, отработки нормативов, несения вахт. Все это учитывается при ежедневном подведении итогов, определении победителей. Им посвящаются выпуски радиогазет, телепередачи и т. п. Командир крейсера, политработники, партийные и комсомольские активисты делают все, чтобы коллектив знал лучших специалистов, следовал их примеру, чтобы ни один воин, достигший успехов, не был обойден вниманием. Инициатор социалистического соревнования в Военно-Морском Флоте высоко несет свое звание.”
“Морской сборник” 1984г., № 6
История атомного ракетного крейсера Киров
Будущий командир БЧ-5, а пока – командир группы ДУ С.Путря.

А.МИХАЙЛОВСКИЙ:

…“ В августе 1984г. было решено, что…командиром бригады ракетных кораблей оперативной Атлантической эскадры будет назначен командир атомного ракетного крейсера “Киров” капитан 1-го ранга Александр Ковальчук. Жаль только, что нет у него академического образования. Ну да не беда! Рекомендуем учиться заочно…”

История атомного ракетного крейсера Киров
История атомного ракетного крейсера Киров
Командиры-заочники. ВМА им.А. Гречко
24 августа 1984г., в пятницу, командир корабля А.С.Ковальчук в последний раз дал команду дежурному по кораблю построить экипаж по большому сбору.

О роли А.С.Ковальчука в жизни нашего корабля можно говорить долго. Но лучше всего – обратиться к поздравлениям в честь его 70-летия на страницах северодвинской газеты “Корабельная сторона” от 09 апреля 2008г. http://www.vdvsn.ru/papers/ks/2008/04/09/68479/

 


Покажите мне командира, который лично бы показывал, как нужно чистить …картошку?!

История атомного ракетного крейсера Киров

Служебный путь Александра Сергеевича Ковальчука:

1959г. - выпускник ВВМУ им Фрунзе (артиллерийский факультет)

1959-61гг. эм пр.56 "Московский комсомолец". Помощник командира батареи главного калибра.

1961-62гг. эм пр.56 "Находчивый". Командир зенитной батареи

1962-64гг. эм "Находчивый". Командир группы управления артогнем главного калибра.

1964-66гг. эм "Московский комсомолец". Командир БЧ-2

1966-67гг. эм пр.56 "Бывалый". Помощник командира

1967-69гг. эм "Бывалый". Старший помощник командира

1969-70гг. Слушатель высших офицерских классов

1970-73гг. бпк пр.1134а "Адмирал Макаров". Старший помощник командира

1973-76гг. ркр пр.1134 “Адмирал Зозуля”. Командир корабля.

1976г. – делегат 25-го съезда КПСС

1976-84гг. таркр "Киров". Командир крейсера.

1985г – лауреат Государственной премии СССР.

1984-88гг. Командир 120 бригады ракетных кораблей 7 оперативной эскадры КСФ

1987г.- контр-адмирал

1988-94гг. Начальник ВВМУ им Фрунзе

   
   

Конец 4 части

Читать следующую часть

Вернуться к оглавлению