Для тех, кто служил на таркр «Киров»
Главная Форум Гостевая книга
Блоги
История Фото Видео Встречи Символика Североморск Страница памяти Пресса
Авторы
Соболев С.В.
28-03-2015 Первый атомный крейсер «КИРОВ» - НАЧАЛО 1976-1980 годы Просмотров - 1952

1976г. 03 августа 1976г первые лейтенанты –выпускники в отделе кадров 7 оперативной эскадры КСФ получили свое назначение на строящейся в г.Ленинграде первый атомный крейсер «Киров»:
Командиром машинно-котельной группы Соболев С.В., инженарами –химиками Кучмистый И.В., ЧерновН.Б, Рублевский А.П. Корабль не имел номера войсковой части и нам не сообщали сроки окончания строительства. Всех «новоиспеченных» лейтенантов собрали в ДОФ г.Североморска, а
потом первых назначенцев оправили дублерами командиров групп на БПК «Севастополь», который находился в среднем ремонте в п.Роста на 35 СРЗ.
В течение 3-4 месяцев 1976г в БЧ-5 были назначены в боевая часть – 5:
Командир БЧ Шипилов Николай Иванович 10.09.39 с крл пр.68-бис “Мурманск”; Зам. по политчасти Подповетный Владимир Иванович 07.11.48 Киев. ввмпу, 1975; Командир ДД Ратин Игорь Павлович 07.11.44 с пла пр.667; Командир группы дистанционного управления -1 Абрамов Александр Николаевич 04.05.53 с пла пр.667а; Инженер КИПиА Щукин Сергей Александрович19.04.54 с пла пр.667а;Командир групы КПиА Шупиков Сергей Федорович18.02.54 с пла пр.667а; ; Инженер КИПиА Тимофеев Евгений Васильевич послеСВВМИУ, Инженер ГДУ-2 Канащенко Александр Петрович 16.11.53 после СВВМИУ; , Инженер ГДУ-2 Путря Станислав Александрович 21.09.53 СВВМИУ; Командир ЭТД Кинебас Анатолий Кириллович
с ркр пр.1134 “Вице-адмирал Дрозд”; Командир группы телемкханики и автоматики Яиков Виталий Владимирович после ВВМУРЭ им Попова; Командир электротехнической группы Каширин Владимир Юрьевич после ВВМИУ Им. Дзержинского (золотой медалист); Инженерами ГДУ-2
П. Пупынин, О.Прокопышак после СВВМИУ.
Вскоре мы узнали, что нашим командиром назначен капитан 2 ранга Александр Сергеевич Ковальчук с БПК «Адмирал Зозуля». О нем ходили хорошие отзывы и слухи.
На БПК «Севастополь» мы дублировали командиров групп, изучали корабельную организацию и несли корабельные дежурства. В цехе №7 35СРЗ отремонтировали и собрали на корабле два дизельгенератора ДГ-500.
С наступлением 1977г мы начали офицерскую практику на тяжелом авианесущем крейсере «Киев».
Укомплектование офицеров БЧ-5 продолжилось. Прибыли операторы ЯЭУ Куц Георгий Валентинович СВВМИУ, Саранин Владимир Владимирович; СВВМИУ, командир дивизиона живучести Богомолов Николай Викторович с бпк пр.1134а “Адмирал Исаков”, командир трюмной группы Гавриленко Анатолий Михайлович ВМИУ им. Дзержинского.
Ежедневно проводились занятия по устройству корабля, корабельной организации и средствам борьбы за живучесть.
Я, как командир машинно-котельной группы усиленно тренировался в запуске турбо-наддувочных агрегатов (ТНА) и розжиге высоконапорных котлов, особенно «по-черному» при отсутствии пара на корабле. Эти навыки пригодились в дальнейшем на нашем крейсере, особенно при начале швартовых и ходовых испытаниях и доковых ремонтах. Все входы и выходы в док крейсера «Киров» проходили под двумя высоконапорными котлами КВГ-2, которые работали на 2 главных турбозубчатых агрегата ГТЗА 15000, без котлов был невозможен пуск и разогрев реакторов крейсера.
Они являлись резервными для обеспечения хода крейсера до 14узлов.
С началом 1977г. командование крейсера и офицеры БЧ-5 переехали в Ленинград для обучения в Учебном центре подводников в г.Сосновый Бор и на предприятиях промышленности.
Первое знакомство с кораблем началось в Северном ПКБ, в Ленинграде на ул.Корабельной д.6.
Мы пришли туда с командиром, Начальником ЭМС 13 БСРК Г.Малининым, замом по политчасти В.И.Поповым, и командованием БЧ-5. Настроение было приподнятое, входили как в храм нашей дальнейшей судьбы. Нас встретил Начальник военной приемки В. Гайворонский. В кабинете Главного конструктора Бориса Израилевича Купенского мы увидели наш корабль, вернее его макет.
-Это ваш «Орлан», заказ 800, первый советский тяжелый атомный крейсер «Киров». Равных, ему в мире нет; - сказал Главный конструктор.
Мы запомнили эти слова, с ними мы служили на нашем крейсере с ними и остались.
О крейсере нам рассказывали ведущие конструкторы: Юхнин, Владимир Евгеньевич - о составе вооружений и корпусе; Федюшин Владислав Борисович - о турбинах и главной энергетической установке; Кудров Георгий Анисимович – о реакторах и биологической защите.
Размеры, мощь и возможности нашего крейсера поразили всех.
Через несколько дней мы увидели крейсер на стапеле Балтийского завода. Нос нашего «Орлана», он как птица смотрел ввысь. Он был огромен, еще без надстройки, мерцал тысячами огней сварки.
Я поднялся на стапель в районе реакторного отсека, который пока был пуст. Мощь и красота корпуса из стали АК 27 и толщины броневой части корпуса поражали.
Для постройки корабля специально была построена поточная линия первичной обработки листовой стали. Для гибки и правки брони применялся гидравлический пресс усилием более 1300 тонн.
Всего для корпуса крейсера необходимо было собрать и сварить 330 объёмных секций с массой 75- 80 тонн. Надстройка формировалась отдельно у достроечной стенки.
Для повышения живучести на крейсере появилось бронирование бортов района реакторного отсека 100-мм, рубки 80-мм. Корпусная сталь вместе с антикоррозионной зашитой подводной части корпуса предусматривала плавание в соленой морской воде около ста лет.
С строителем ЭМУ В. Старшиновым в цеху № 7 мы увидели наши 2 валопровода и 4-х лопастные пятиметровые винты, опорные подшипники и дейдвудные сальники.
Валопроводы были изготовлены знаменитым токарем Чуевым Алексеем Васильевичем, дважды Героем Соц.Труда. Вместе с строителем АППУ А. Пермяковым увидели цех сборки атомной энергетической установки. Здесь собирались баки железо-водной защиты, в которые устанавливались корпуса реакторов и парогенераторы. Реакторную установку с баком ЖВЗ планировали устанавливать плавкраном после спуска крейсера на воду. Рядом располагались лаборатории радиохимического и радиационного контроля, службы радиационной безопасности, плавучий комплекс лабораторий дозиметрического контроля.
На достроечной набережной познакомились с Главным инженером Балтийского завода В.Н.Шершневым – бедующим директором. Он подошел к нашей группе вместе в командиром А.С.Ковальчуком. В.Н.Шершнев был в рабочей спецовке, строительной каске и прост в общении. От него мы узнали , что на крейсере будет около 1600 помещений, среди которых 140 одно- и двухместных кают для офицеров и мичманов, 2 кают-компании, салон отдыха офицеров,30 кубриков для матросов и старшин, 220 тамбуров, 49 коридоров общей длиной почти в 20 километров, 15 душевых, две бани, одна сауна с бассейном , двухъярусный медицинский блок, лазареты-изоляторы, аптека, рентген-кабинет, амбулатория, зубоврачебный кабинет и даже операционная.
Основой крейсера будут реакторы КН-3 изготовленные на Ижорском заводе. Самое главное заключалась в топливных сборках ТВЭЛ завода в г. Электросталь, в которых размещался уран с высокой степенью обогащения 70 %. Срок работы такой зоны до следующей перезарядки 10-11 лет. Реакторы двухконтурные, водо-водяные, на тепловых нейтронах, В качестве замедлителя и теплоносителя применяется вода высокой чистоты которая под большим давлением 160-170кг/см2 циркулирует через активную зону реакторов, обеспечивая теплоотдачу второму контуру, который и идет в турбины в виде пара. Суммарная мощность электростанций от 4 паротурбогенераторов и 4 газотурбогенераторов составляла 18000квт. Эта мощность может обеспечить электроэнергией боле 4000 обычных квартир. Потом он нас познакомил с ответственным сдатчиком корабля Б.Харламовым. Мы узнали о вооружении крейсера – «Граните» и «С 300Ф».
В.Н.Шершнев наглядно нам и показал, как ракеты вертикально взлетают, пикируют на цель и разделяются. Командира и зама по политчасти пригласили в Дирекцию завода.
Пока Нева у достроечной набережной была пуста, но конструкции для спуска крейсера на воду уже стояли рядом со стапелем.
Первый командир дивизиона движения И.П.Ратин объяснил нам «на пальцах» как происходит выход реактора на минимально-контролируемый уровень и дальнейший разогрев для выработки перегретого пара на вращение турбин.
27января 1977года 27первых офицеров с напутствием от заместителя комбрига по ЭМЧ 13 БСРК ГурияНиколаевича Малинина на электричке с Балтийского вокзала убыла в Сосновый Бор в в/ч 87286. На табличке вокзала было написано : «ст.КАЛИЩЕ». Нужно было ехать 2часа.
Все было все окутано секретностью и мы стали приближаться к «таинству» -нашему реактору КН-3 в 300 мегаватт. Информации было мало, и даже операторы сидели тихо и помалкивали.
Мы разместились в офицерском общежитии на улице Солнечной дом 29.
Преподавателями были опытные подводники. УЦ в/ч 87286 г. Сосновый Бор – детище ГК ВМФ Горшкова С.Г. Он был предназначен для подготовки экипажей нашей лучшей пла 3 поколения пр. 705. Еще в январе 1969 г. командованием ВМФ было принято решение на базе НИТИ им. А.П. Александрова, проводившего стендовые испытания новой ядерной энергетической установки для ПЛ, создать Учебный центр ВМФ по подготовке корабельных специалистов для ПЛА и разместить этот центр в г. Сосновый Бор. В центре были новые уникальные комплексные тренажеры: «Диана-Барс», «Парус», «Сосна», камера-отсек пла пр. 705. Первой группой офицеров крейсера руководил Герой Советского Союза капитан 1-го ранга Булыгин Владимир Константинович - старший преподаватель цикла радиационной безопасности и обитаемости. Обучение проводилось серьезно и интенсивно с утра до позднего вечера, лекции, зачеты и самоподготовка. Все было новым: устройство первого контура, радиационная безопасность, системы управления и защиты реактора, радиационная медицина. Ни для кого не было скидок от командира А.С.Ковальчука до Начальника медицинской службы В.И.Услугина. Операторы ЯЭУ дополнительно сдали на допуск и несли вахту на действующем реакторе в НИТИ им. А.П.Александрова. Потом все сдавали экзамены и была практика в г.Палдиски (Эстония) в центре подготовки экипажей ПЛ. Палдиски, город в Харьюском районе Эстонской ССР, находится в 49-ти км от Таллинна.
Это был крупнейший учебный центр такого рода в Советском Союзе. Из-за его значимости весь город был огорожен колючей проволокой до августа 1994 года, когда Палдиски покинул последний российский военный корабль. По оценкам специалистов, такой научно-технической базы не имело ни одно учебное заведение СССР.
Учебный центр в Палдиски обладал двумя действующими реакторами подводных лодок первого и второго поколений, а также уникальным тренажёром для подготовки экипажей атомных подводных лодок..
У операторов были практические круглосуточные вахты в действующем отсеке ПЛА ( по местному в «трубе»), остальные офицеры ходили на теоретические занятия. Мы к этому времени уже были своим отдельным «кировским» экипажем. При слове крейсер «Киров» у эстонского местного населения возникали определенные эмоции, но мы на них не поддавались. За высокую моральную и партийную сознательность отвечал зам. по политической части В.И.Попов. В городе работал бассейн. В кинотеатре демонстрировались фильмы, в Доме Офицеров Флота выступали коллективы художественной самодеятельности и заезжие именитые артисты, открыты были кафе и рестораны. Запомнилось вкусное и не разбавленное пиво и бутерброды с килькой. В великолепном старинном парке на открытой площадке играл духовой оркестр, несколько раз побывали «при свечах» в ресторане. Ходили на маяк, веками даривший спасительный луч морякам.
В период оккупации гавань Палдиски использовалась германским командованием как военно-морская база. Кроме того, на территории полуострова, в глубине леса, находилась глубоко законспирированная разведшкола Абвера. Фильм «Конец «Сатурна»» - о ней. А неподалеку от города, сразу за перешейком, находился концлагерь, где военнопленные и гражданские лица умирали от голода, болезней и непосильного труда на дорожных работах. Кстати, практически все грунтовые дороги в г. Палдиски и на полуострове построены их руками.
Мы конечно побывали в «Сатурне», и спускались в подземные этажи. Там оставались немецкие койки и надписи на стенах.
Недалеко от города жил и работал известный всем, но особенно чтимый моряками, скульптор Амандус Адамсон. Мы посетили хутор Ууга-Рятсепа, близ Палдиски, где жил и работал художник. В г.Палдиски на ступенях офицерского общежития в учебном центре ПЛ в г.Палдиски и была сделана эта легендарная фотография:

Обучение офицеров БЧ-5 обслуживающих ядерную энергетическую установку продолжилось во время практики на атомном ледоколе "Сибирь" в районе пролива Югорский шар (Амдерма). Группой руководил преподаватель из УЦ Сосновый Бор Булыгин В.К. На ледоколе, были однотипные водо-водяные реакторы на быстрых нейтронах и система управления и защиты.
Командир БЧ-5 Н.И.Шипилов, командир ЭТД А.К.Кинебас, командир ДЖ Н.В.Богомолов и командир МКГ С.В.Соболев на предприятиях промышленности проходили подготовку по программе к допуску на исполнение обязанностей вахтенного инженер – механика крейсера. Остальные офицеры изучали механизмы и оборудование по заявленному перечню поставок для Балтийского завода, которое были головным и уникальными. В Ленинграде – на «Электросиле»- генераторы, на Кировском заводе – ГТЗА – главные турбины и ТНА – турбонаддувочные агрегаты, на Пролетарском заводе – КПТН – насосы 2 контура, ГТГ- газотурбогенераторы, и система передачи грузов «Струна», в НПО «Аврора» -автоматику и системы управления, на НПО «Новая Эра» - ГРЩ и электрораспределительные устройства, в ОКБМ г.Горький (Нижний Новгород) – конструкцию реакторов и первого контура, в СКБК – бюро котлостроения – высоконапорные котлы КВГ-2.
« Я, как командир МКГ, учитывая возможные мысли нашего командиром по перспективам служебного роста, летом 1977года был направлен на обучение в ОКБМ г. Горький. В ОКБМ проектировали сердце крейсера – атомную энергетическую установку – реактор, активную зону, первый контур. Там уже были спроектированы АЭУ для ледоколов "Арктика", "Сибирь", "Россия", "Советский Союз", "Таймыр", "Вайгач", "Ямал" и нашего крейсера проекта 1144. Разработка ППУ КН-З выполнялась ОКБМ под руководством Ф.М. Митенкова, О.Б. Самойлова, Ю.К. Панова. Предприятие было режимным, у каждой двери КБ стояла вооруженная охрана внутренних войск. Обучение было интересным и качественным, зачеты сдавал самому Главному конструктору Г.Ф. Носову и Ф. Митенкову. ОКБМ в 1980 г обеспечило физический пуск реакторов на первом в СССР надводном атомном крейсере «Киров», причем в условиях многомиллионного города, прямо у достроечной стенки Балтийского завода. До сих вспоминаю этих неординарных высокообразованных конструкторов».
Первые офицеры получили неоценимые знания из первых рук от выдающихся специалистов по самым передовым технологиям СССР. Эти знания позволили быстро осваивать технические средства крейсера и обслуживать их самостоятельно. Ни один новый корабль, а тем более таких грандиозных размеров имеющий, сложнейшую техникой и вооружение не осваивался за полгода.
Мы с благодарностью вспоминаем этих людей , по АЭУ и электромеханической установке:
академика А.П. Александрова, Главного конструктора проекта 1144 – Б.И.Купенского, конструктора АППУ Г.А.Кудрова, конструктора электромеханической установки В.Б.Федюшина, главного конструктора ГТЗА 653 – В.Э. Берга и А.К.Герасимов, академика В.И.Зинин и В.Г. Пильдиш – создатели высоконапорных котлов КВГ-2, Г.Я. Рассадина – основателя системы водоподготовка второго контура (ЦНИИ им.Крылова), Г.В. Черкизов (Северное ПКБ), Н.А. Шмырев (1-й ЦНИИ МО) –успокоители качки крейсера.
Основной вклад в решение проблемы ядерной безопасности крейсеров проекта 1144 внесли специалисты Минатома и судпрома: Дорофеева, В.Г. Адена, А.И. Клемина, О.Б. Самойлова, Е.Н. Черномордика, Н.М. Царева, И.И. Симонова, К.А. Ландграфа, В.В. Щеголева, И.П. Янкевича, Н.Н. Зубова. Непосредственное и активное участие в НИОКР по обеспечению и повышению ядерной безопасности корабельных АЭУ, в работах по реализации и апробации их результатов принимали также специалисты 1-го ЦНИИ МО - Я.Д. Арефьев, Ю.А. Убранцев, Б.Г. Константинов, Е.Т. Янушовский, В.И. Иванов и С.А. Петров, а также Инспекция управления государственного надзора за ядерной и радиационной безопасностью МО – адмирал Н.З. Бисовка, Н.Н. Юрасов, Н.Г. Криницкий и Е.В. Лаухин.
В 13 БСРК Г.Н.Малининым и командиром МКГ С.В.Соболевым была написана «Инструкция по использованию средств движения корабля проекта 1144», которая используется до настоящего времени.
Подготовка к швартовым испытаниям начались в июле 1979г с участием Северного ПКБ, Балтийского завода, первого экипажа крейсера и многочисленных контр-агентов от промышленности. 10 июля под руководством Главного сдаточного механика заказа 800 Шубина Александра Поликарповича, который имел большой опыт сдачи и эксплуатации главных энергетических установок отечественных атомных ледоколов было подано электропитание от РУ Балтийского завода на носовой ГРЩ-1 и опробованы успокоители качки на выдвижение. Сначала правый борт , затем наполовину левый борт. Не все пошло гладко, в отделении успокоителей качки пробило прокладку на системе гидравлики гидроцилиндров и в отсек попало веретенное масло. Электропитания от достроечной стенки для проворачивания оружия и технических средств было не достаточно, требовалось электроснабжение от штатных корабельных генераторов. Началась подготовка к их запуску. Больше недели производилась подготовка НМКО (носовая машина) к розжигу резервного котла КВГ-2 №1 и приему пара на турбогенератор №1.От танкера приняли мазут в кормовую цистерну мазута №15 и перекачали в цистерны носового машинно – котельного отделения. Отсепарировали топливо в расходной цистерне. Заполнили очищенной водой систему 2 контура, запустили ЭПН-1 (питательный насос турбогенератора №1) и насос охлаждения конденсатора турбогенератора. Специалисты Калужского турбинного завода произвели замеры зазоров и подготовили турбогенераторы к пуску. 27июля 1979 года в ПЭЖе (посту энергетики и живучести) собрались основные участники по запуску энергетической установки от резервного котла №1: Б.Н.Харламов, А.П.Шубин, В.Б. Федюшин, Г.В.Старшинов, В.Д.Рыжов, В.А.Нестеров, Н.И.Шиилов, И.П.Ратин, А.К.Кинебас, Н.В.Богомолов, С.В.Соболев и под слова «поехали» началась работа. Котел пришлось разжигать «по- черному», на крейсере не было пара для подогрева мазута и создания вакуума в конденсаторе турбогенератора.
В.А.Нестеров и В.Д.Рыжов дали возможность первому командиру машинно-котельной группы С.В.Соболеву разжечь форсунку котла от факела и наш крейсер задышал первой мазутной шапкой. Когда давление пара в котле поднялось до 32кг/см2, мы открыли главный стопорный клапан, пар пошел на турбогенератор и он плавно начал вращение на холостых оборотах. После доклада ПЭЖа о готовности к приему электрической нагрузки и вывода частоты турбины ПТГ-1 на номинал через РЧМ электрическоя нагрузка с возможностью 1500 квт была подана на ГРЩ №1.
И наш первенец атомного надводного кораблестроения задышал «полной грудью».
Начались швартовые испытания, появились звуки, движения, мелькания, все зашевелилось. Когда открылась одна крышка «Гранита», мы заглянули внутрь и были поражены мощью ракетного оружия первого надводного атомного крейсера «Киров».
После приема электрической нагрузки началась подготовка к физическому пуску реакторов под руководством ОКБМ, Института Курчатова и Северного ПКБ.
В начале марта 1980 на Балтийском заводе комиссия под руководством академика А.П.Александрова в составе специалистов Балтийского завода УЦ Сосновый Бор, Института Курчатова, 13БСРК, ОКБМ, Кировского и Калужского заводов, Северного ПКБ, Главного конструктора Б.И.Купенского, командира А.С.Ковальчук, Ответственного сдатчика корабля Б.Харламова начала приемку экзаменов от офицеров БЧ-5 на допуск к самостоятельному управлению атомной энергетической установкой КН-3, выполнению обязанностей вахтенного инженер – механика крейсера и дежурного дозиметриста комплекса КМК-1.
Вопросы комиссии были не простыми и конкретными.
Например от строителя АППУ А.П. Пермякова командиру машинно-котельной группы С.В. Соболеву :
« Понятие «йодной ямы» и особенности выхода на минимально-контролируемый уровень мощности (МКУМ) с последующим разогревом аппарата».
По результатам сдачи экзаменов вахтенными механиками стали: Командир БЧ-5 Н.И.Шипилов, командир ДД И.П. Ратин, командир ЭТД А.К.Кинебас, командир ДЖ Н.В.Богомолов и командир МКГ С.В.Соболев, операторами АППУ: Командир ДД И.П. Ратин, КГДУ 1-2 А.Н. Абрамов, Г.Н. Куц, инженеры ГДУ А.П.Канащенко, С.А.Путря, В.П.Курилов, В.В.Саранин
Дежурными инженерами КиП и А АППУ КН-3: С.Ф.Щупиков, С.А.Щукин, Е.В.Тимофеев.
Вахтенными химиками комплекса дозиметрического контроля КМК-1 были допущены И.В.Постников, В.Г.Карпов, Н.Б.Чернов, И.В.Кучмистый, С.И.Михалев, А.П.Рублевский.
17 апреля 1980г. из носовой машины был подан пар по перемычке паропровода на кормовой турбогенератор №7 для создания вакуума в его конденсаторе и запущен резервный котел №2.
Для физического пуска в подблочном пространстве реакторов были установлены источники быстрых нейтронов. Но они не потребовались, в кормовом ПДУ был произведен пуск кормового аппарата и вывод на МКУМ Г.Н. Куц и С.А.Пуря. Дежурный по кораблю командир 2 дивизиона РТС(АБУ), капитан-лейтенант Питерцев В.В. принес вахтенный журнал к командиру и А.С.Ковальчук красным цветом сделал запись: «Произведен физический пуск 1 реактора» и произнес слова: «С этого дня экипаж будет получать денежную надбавку за ОУС».
18 апреля 1980г. физический пуск носового аппарата произвели А.Н. Абрамов и В.В.Саранин.
Нас всех поздравил с эти событием академик А.П.Александров и Директор Балтийского завода . В.Н.Шершнев . Операторы АППУ заступили на вахту по обслуживанию реакторов первого атомного крейсера «КИРОВ».

В книгу о «Кирове» С.В.Лебедеву. Материалы№ 6.
К2р С.В.Соболев вспоминает:

СПУСК НА ВОДУ.

В декабре 1977г. на Балтийском заводе началась окончательная подготовка к спуску на воду головного заказа №800 (атомный крейсер пр.1144 –«Киров»). Крейсер стоял на большом наклонном стапеле А («Кировском») длиной 350метров, предназначенным для продольного спуска.
Была подготовлена достроечная набережная длиной 900 метров и оборудована тремя портальными кранами грузоподъемностью 50 -100 тонн. Для установки блоков надстроек и баков железо-водной защиты реакторов на плаву, был приготовлен плавкран "Демаг" г/п 350 т. с высотой выбора до 50 м.
На стапеле для осуществления спуска были проверены спуcковые лебедки с тяговым усилием 20 -50 тонн, спусковые полозья, стяжные струны, распорные брусья, под-брюшины, клинья, сминающиеся прокладки, копылья, найтовы, задерживающие устройства, тормозное устройство, спусковые кильблоки и лозья. На донно-забортные патрубки была установлена штатная отсечная арматура.
По отсекам были установлены стяжные струны, предназначенные удерживать полозья от расхождения во время движения крейсера по спусковым дорожкам в реку Нева.
Бригадами корпусников были забиты распорные брусья для предотвращения сближения полозьев левого и правого бортов в процессе спуска. Между подбрюшником и корпусом крейсера набирали подушку из сосновых брусьев, которую подогнали по обводам корпуса. На корме и в носу установили сдерживающие копылья с башмаками подогнанные по обводам корпуса. Собрали и установили спусковое устройства большого стапеля. Был собрано и проверено в действии носовое шпилевое устройство, заведены якорные цепи и адмиралтейские якоря. До спуска на крейсере были выполнены обязательные работы: сборочно-сварочные, обеспечивающие непроницаемость и прочность корпуса; окраска подводной части корпуса необрастающей краской, нанесены грузовые марки; выполнен монтаж дейдвудного устройства; установлены рули, два 4-х лопастных гребных винта, заведены валопроводы на опорных подшипниках, на верхней палубе раскрепили аварийно-спасательное оборудование все механизмы и грузы, поданных на борт заказа №800.
26 декабря 1977г. с началом очистки спусковых дорожек и нанесения на них «насалки», директором Балтийского завода В.Н.Шершневым был сделан доклад о готовности к спуску в акваторию реки Нева головного советского атомного крейсера первому секретарю Ленинградского обкома КПСС Г.В.Романову и Главкому ВМФ СССР С.Г.Горшкову.
На 27 декабря 1977г. был назначен срок спуска крейсера на воду. От первого экипажа на спуск прибыли : командир А.С.Ковальчук, Зам. по политчасти В.Н.Попов, командир БЧ-5 Н.И.Шипилов, командир ДЖ Н.В.Богомолов. У стапеля собрался весь Балтийский Завод, командование ВМФ и Лен.ВМБ, Горком КПСС, конструкторы и участники строительства. Заиграл оркестр.
Заранее из-под полозьев вытащили слизни и убирали построечные кильблоки.
По команде ответственного сдатчика корабля Б.Н.Харламова выбили упоры и подставы , отдали задержники и крейсер сначала медленно, а затем с плавным ускорением сошел со стапеля в акваторию Невы. Разбилась о стальной корпус бутылка шампанского. Невестой корабля, которая по традиции разбила бутылку с шампанским о корпус при его спуске на воду, была лучшая и самая красивая работница Балтийского завода. Ее выбрал профсоюз, партком и назначил коллектив. Осколки этой бутылки навсегда хранит первый командир крейсера А.С.Ковальчук.
Спуском крейсера на воду завершился стапельный период постройки и начался достроечный период. Буксиры и швартовые команды завода подвели крейсер к достроечной стенке и закрепили концы. В течение нескольких часов был произведен осмотр корабля на предмет отсутствия протечек и течей. Их не обнаружили. Начался период достройки и оснащения корабля оружием и техническими средствами.

В книгу о «Кирове» С.В.Лебедеву. Материалы№ 7.
К2р С.В.Соболев вспоминает:

Участие экипажа в завершении постройки корабля.

В сентябре 1978г сформированный экипаж атомного крейсера «Киров» прибыл из г. Североморска в Ленинград и заселился в ВГ-69 13 Бригады строящихся кораблей на Васильевском острове.
С 01 октября 1978г. после организационного периода мы стали группами, по боевым частям, ходить на крейсер для освоения оружия и технических средств и участия в завершении постройки корабля.
Из ВГ-69 наш путь на завод пролегал по улице Кожевенной и сразу были видны надстройки этого могучего корабля. Вид с ходового мостика поражал, высота была соизмерима с куполом Исакиевского собора. Постепенно строители стали нас привлекать к участию в достройке корабля, мы стали носить каски и переодеваться в рабочую форму.
Задачи для электромеханической боевой части были определены по главным направлениям:
- Операторы АППУ КН-3 и специальные трюмные – обеспечение подготовки к физическому пуску реакторов и выходу на минимальный контролируемый уровень мощности;
-Машинно-котельная группа – ввод в действие резервных котлов, прием пара на главные турбины и турбогенераторы, управление шпилевым устройством и запуск испарителей;
-Электротехнический дивизион – прием электрической нагрузки на главные распределительные шиты, обеспечение электроснабжением всех устройств корабля и АППУ КН-3, замеры сопротивления изоляции и пуск электродвигателей насосов обеспечивающих ход и живучесть корабля;
-Дивизион живучести – ввод в действие холодильных машин, парогенераторов низкого давления, водяной противопожарной системы и средств, обеспечивающих безопасность корабля на плаву.
- Для всех подразделений - подготовка всех корабельных расписаний, книжек боевой номер и инструкций по эксплуатации технических средств.
Мы не были сторонними наблюдателями и работали в бригадах завода. Когда после запуска систем питательной воды в кормовой машине раздуло расходную цистерну. Машинисты - турбинисты мичмана С.В.Шкаликова вместе с строителем Г. Старшиновым произвели ее ремонт и ее усовершенствование. В носовой машине собирали регулятор отработавшего пара и систему отвода конденсата. Машинисты котельные мичмана В.В. Резникова настраивали совместно с СКБК систему управления горением резервных котлов и автоматику турбонаддувочных агрегатов.
Командир Дивизиона движения И.П.Ратин и операторы АППУ постоянно находились в постах дистанционного управления (ПДУ-1;2) и совместно с ЦНИИ «Аврора», ОКБМ, Северным ПКБ занимались наладкой и «прозвонкой» систем управления реакторами. Специальные трюмные под руководством КГДУ-1 А.Н.Абрамова и строителя Центрального отсека А. Пермякова участвовали в наладке оборудования в аппаратных КН-3, компрессорных отделениях и отсеке отбора проб первого контура. Электрики А.К .Кинебаса помогали в огромной работе по проверке подачи фаз на электрооборудование и устранении возможных пробоев электросети с изолированной нейтралью.
Дивизион живучести Н.В. Богомолова решал множество проблем возникших с холодильными машинами и систем управления живучести.
Над всеми нами было незабвенное крейсерское руководство командира БЧ-5 Н.И. Шипилова.
Ежедневно, после пятиминутки строителей и Северного ПКБ возникали оперативные решения в виде чертежей «ОГ» и «ОР» и начинались многочисленные переделки. Оборудование и системы крейсера в большинстве были головными и впервые устанавливались на корабль.
Главный пар, перемычки и систему отвода конденсата в машинных отделениях, КПТН (конденсатно-питательные насосы), гидравлическую автоматику насосов, систему вентиляции и трубы холод -носителя переделывали по несколько раз в течении полугода.
За всеми исправлениями и переделками следовали изменения в инструкциях и расписаниях.
Первая неприятность случилась в марте 1979 года, в кладовой под носовым шпилевым отделением от сварки вспыхнул пожар. Рабочие закрылись в соседнем отсеке якорной цепи. Были вызваны городские пожарные машины. В тушении были задействованы пожарные завода и личный состав дивизиона живучести. На ликвидацию огня и вентиляцию дыма потребовалось больше трех часов.
К счастью все остались живы и здоровы.
К концу 1979 года начались повсеместные покрасочные работы и изолировочные работы, в том числе и в хозяйствах электромеханической боевой части. Были созданы несколько бригад из личного состава. Эта работа особенно понравилось личному составу, так как заводские «изолировочные» бригады были чисто женские. К лету 1979 года начались периодические проворачивания « в электрическую», оружия и технических средств по графику от береговых электрощитов. Главные турбо-зубчатые агрегаты ежедневно проворачивались от валоповоротных устройств с разьединением от валопроводов по звукоизолирующим муфтам. С танкеров с участием экипажа с правого борта была приняты вода высокой частоты и заполнен второй контур АППУ и главных машин. С кормы был принят мазут в кормовые цистерны топлива и перекачен в расходные цистерны носового и кормового МКО. Специалисты Пролетарского завода с личным составом электротехнического дивизиона произвели пробные пуски всех четырех газотурбогенераторов. Первоначально начало швартовых испытаний было спланировано на конец 1979г, однако некоторые недоделки и задержки в стыковках головных образцов оружия и технических средств перенесли эти сроки на июль 1980г.
После новогодних праздников 1980г. на достроечной стенке появилось аварийно-спасательное и швартовое имущество, оборудование для кают, кубриков и кают компаний. В коридорах крейсера разносился резкий запах клея номер 88, которым приклеивали красно-коричневый линолеум в тамбурах и коридорах. Личный состав, офицеры и мичманы совместно с ответственными сдатчиками начинали принимать отдельные устройства и механизмы. Не все проходило гладко, замечаний было много, их устраняли совместно. Управление устройством «Струна» на левом борту было переделано с участием группы электроприводов А.И.Тюньтяева. Пробные пуски электродвигателей и систем приводили к частым прорывам энергосред и снижению сопротивлений изоляции. Статоры электродвигателей, снятые на просушки личным составом, раскладывались на ракетной палубе. Автоматика общекорабельных систем настраивалась с серьезными переделками. Провода электроснабжения и управления зачастую были заведены не к тем исполнительным механизмам, эти проблемы совместно с заводом и ЦНИИ «Аврора» устраняла группа телемеханики и автоматики В.В. Яикова. Долго разбирались с пучками кабелей, торчавшими из пультов управления в посту энергетики и живучести. Были зафиксированы попытки «вежливых людей» сорвать выход крейсера на швартовые испытания: после приемки нагрузки от газотурбогенератора №2 произошло короткое замыкание шинопроводов ГРЩ№1 от положенного на них гаечного ключа, в подшипнике валопровода левого борта был обнаружен песок. Шинопроводы пришлось заменить, а подшипник валопровола разобрать и пришабрить.
К началу швартовых испытаний 27 июля 1979г. электромеханическая установка в целом была готова к запуску и обеспечению корабля выработанной турбогенераторами электроэнергией.
После запуска носового резервного котла и турбогенераторов №1 и №3 у механизмов заступила дублирующая к заводской команде вахта личного состава крейсера. Отказы и неисправности устранялись совместно. После заселения на корабль 29 марта 1980г, у действующих на швартовых испытаниях механизмах заступила круглосуточная вахта, и к началу физического пуска реакторов был полностью отработан «турбогенераторный режим» от высоконапорных котлов КВГ-2, отработаны режимы приема электрической нагрузки через регуляторы частоты и мощности (РЧМ) на резервные источники питания – газотурбогенераторы (ГТГ-1500), запуски пароэжекторных холодильных машин, работа парогенераторов низкого давления (ПГНД №1 №2) и холодильных машин продовольственных кладовых. Командиром ДЖ Н.В.Богомоловым был пополнен запас аварийно-спасательного имущества, отработаны режимы работы противопожарной водяной системы и воздуха высокого давления. Были сформированы и начаты тренировки аварийных партий.
К утру 28 мая 1980г был принят главный пар и поднят вакуум в главных конденсаторах турбин. Первым вахтенным инженер-механиком крейсера заступил командир дивизиона движения И.П.Ратин. По команде из ходового поста командир БЧ-5 Н.И.Шипилов и командир МКГ С.В.Соболев произвели пробные обороты турбин. Давление страгивания было в норме и составляло 3кг на см2.
Весь Балтийский завод занял все возможные места на достроечной стенке и на крышах цехов. У многих на глазах были слезы. Крейсер с помощью буксиров и подработкой винтов от собственных турбин отошел от стенки, прошел акваторию порта, вошел в Морской канал и собственным ходом пошел к доку Велещинского. Из-за сильного ветра мы встали на якорь на Красногорском рейде.
Там пришлось заменить прокладку на главном паровом мостике в носовой машине. Вместе с заводом мы работали дружно и с помощью ударных ключей - звездочек, менее чем через час прокладку заменили. После постановки в док все были поражены ювелирной работой нашего командира А.С.Ковальчука, до березы на берегу и носа крейсера было всего несколько метров.
В доке весь экипаж по - сменно и круглосуточно таскал кабели и производил поперечную обмотку всего корпуса для размагничивания крейсера и уменьшения его электромагнитного поля. Размагничиванием руководили помощник командира А.С.Зюбрицкий и командир ЭТД А.К.Кинебас.
З июля 1980г мы вышли из дока и встав на Красногорском рейде начали подготовку к переходу в Балтийск и на Северный флот. Атомная установка было выведена на МКУМ, разогрета и переведена в «турбогенераторный режим».