Для тех, кто служил на таркр «Киров»
Главная Форум
Блоги
История Фото Видео Встречи Символика Североморск Страница памяти Пресса :)
Авторы
Тельнов Михаил
18-10-2012 Есть ли место «Орлану» в боевой системе будущего? Просмотров - 3168
Пономарёв Б. П. в одном из писем спросил: «А как вообще военная наука предполагала использовать атомные крейсера?» (Скромненький такой вопросик, а тянет на кандидатскую.) Во-первых, необходимо определиться с методологической основой (инструментом), с помощью которой попытаться выявить хотя бы подходы для ответа на этот вопрос. Во-вторых, нужно разобраться до чего же дошла военная наука к настоящему времени. Проводить полный анализ задача довольно трудоёмкая. Но в разрезе задаваемого вопроса, необходимо разобраться хотя бы с основными понятиями и тенденциями. В-третьих, рассматривать «как предполагала» целесообразно только в контексте «как будет предполагаться или должно быть». То есть определять потребность в надводных кораблях целесообразно производить уже с учётом будущих тенденций в военном деле.


Заранее хочу предупредить читателя, что при чтении этого материала придётся затратить некоторую интеллектуальную энергию. (Кстати, мне тоже пришлось этим заняться.) Со своей стороны, я постарался максимально облегчить Вашу работу. Ответ не лежит на поверхности. Он и мне самому был не очевиден. Пришлось пройти определённый путь, прежде чем обозначились его контуры. Данный материал постарался изложить в последовательности возникновения тех или иных идей и предлагаю читателю проделать этот труд вместе со мной.


Не считая себя экспертом в этой области, рискну изложить некоторые подходы на эту тему, как рабочую версию. Мысль о том, что ответ нужно искать за пределами теории боевого применения сил, появилась сразу же с началом работы. Просматривая Интернет, невольно обратил внимание на большое количество специалистов по вопросам строительства флота. Одни говорят, что какой-то корабль не нужен флоту, другие, что нужен. Словесные баталии идут с переменным успехом для каждой из сторон. Процесс, судя по всему, бесконечный, и нет ощущения приближения к истине. Поэтому и понадобился новый инструмент - теория более высокого уровня. А общая теория систем как нельзя лучше подходит для рассмотрения данной проблемы. Чем более высокого уровня теория, тем с большей вероятностью она отражает наиболее существенные стороны явления.


В своих размышлениях опирался на ряд материалов. (Как говорили герои старых фильмов: «На моём месте так поступил бы каждый».) Прежде всего доктрины - военную и морскую. Посмотрел материалы в Военной мысли, работу Капитанца И.М. «Война на море. Актуальные проблемы развития военно-морской науки», «Рассуждения по вопросам морской тактики» С.О. Макарова. И несколько очень умных книг по общей теории систем, ссылки на которые буду давать по ходу изложения.


Приступая к занятию подобного рода, всегда начинаю с понятийного аппарата. Понятийный аппарат словно кирпичи при строительстве здания. Если все разные и кривые — здание рухнет. Ни писать, ни тем более думать «кривыми» понятиями невозможно. Читая перечисленный ранее материал, пришёл в лёгкое нервное расстройство. Казалось бы даже такое фундаментальное понятие как «система» должно иметь чёткое определение, но увы, «надежды юношей питают». Остаётся один путь — самостоятельно определиться с некоторыми понятиями, объём и содержание которых оставить неизменным хотя бы в пределах данного текста.


Так что же говорит нам военная наука и общая теория систем. Прежде всего, что нам придётся весьма туго в будущих военных конфликтах. «Военные конфликты будут отличаться скоротечностью, избирательностью и высокой степенью поражения объектов, быстротой маневра войсками (силами) и огнем, применением различных мобильных группировок войск (сил). Овладение стратегической инициативой, сохранение устойчивого государственного и военного управления, обеспечение превосходства на земле, море и в воздушно-космическом пространстве станут решающими факторами достижения поставленных целей.» (Военная доктрина Российской Федерации на период до 2020 г. Ст. 14.)


Но наука не унывает и предлагает: «С позиции военной системологии вооруженные силы противоборствующих сторон исследуются как сложные уникальные специфические целостные организационно-технические метасистемы, способные порождать в случае необходимости боевые системы тактического, оперативного и стратегического масштаба, поддерживать необходимый режим их функционирования в предвоенный период и обеспечивать боевое применение по противостоящим боевым системам противника с началом и в ходе войны. Формирование и развитие вооруженных сил и их отдельных видов как метасистем, порождающих боевые системы для проведения современных операций и боевых действий, должны осуществляться на основе четко сформированной и последовательно проводимой государственной политики и в соответствии с принятыми доктринальными концепциями и принципами преимущественно путем качественного совершенствования и развития материальной базы вооруженной борьбы.» (Капитанец И. М. «Война на море. Актуальные проблемы развития военно-морской науки».)


Казалось бы на этом можно поставить точку и послать читателя ... к первоисточнику. Угрозы определены, метасистемами ударим по агрессору и победим. Кто не понял, я не виноват. Кстати, соседский юноша (отец послал за солью) тоже ничего не понял, но сказал, что «это круто». И эта простая мысль подвигла меня на дальнейшие изыскания. Захотелось узнать, что же это за «метасистемы», порождающие «боевые системы», и чем отличаются боевые от не боевых систем. И много ещё другого в не менее умных источниках (например, сетецентрические или сетевые войны). Не стал грузить юношу сетецентричностью и решил дальше попытаться во всём разбираться.


Теперь о системах. Существуют десятки определений систем. Рассматривая их последовательно в порядке разработки можно заметить определённую эволюцию в их содержании. Последние определения включают и элементы, и связи, и цель, и наблюдателя (для организационных систем — лицо принимающее решение, для нас командир). И мы остановимся на этом. Обозначим перечисленные компоненты, как наиболее существенные, и, оперируя ими, попытаемся ответить на некоторые вопросы. Но наши рассуждения были бы не полными без упоминания системообразующего фактора. Системообразующие факторы это внешние силы, которые способствуют образованию системы. Найдя фактор мы поймём причины формирования системы. Например, зависимость между атомным весом и свойствами элементов позволили Менделееву Д И. объединить все элементы в строгую периодическую систему.


Что заставляет нас создавать системы? И почему одни боевые, и чем они отличаются от не боевых? Какова их эволюция? Вот далеко неполный перечень вопросов, которые задаёт себе любой сколь-нибудь пытливый ум, серьезно занимающийся военной наукой. Вряд ли мы сможем ответить на все эти вопросы, но некоторые подходы постараемся обозначить. Каждая система имеет свой системообразующий фактор. Для социальных систем (к которым относится вся военная система) в качестве системообразующих факторов предлагаются: цель, время (та часть, которую мы называем будущим) и другие факторы. Лично мне нравятся идеи основателя теории систем — Богданова А. А. Он утверждал, что всякую деятельность человека можно рассматривать как некоторый материал организационного опыта и исследовать с организационной точки зрения. Эта мысль стала основой для современного менеджмента. Кроме того, Богданов А. А. внес заметный вклад в становление и развитие науки управления.


«Относительно социальных процессов А. А. Богданов считал, что всякая человеческая деятельность объективно является организующей или дезорганизующей. Он полагал, что дезорганизация частный случай организации. Во всем мире происходит борьба организационных форм, и в ней побеждают более организованные формы (неважно, идет ли речь об экономике, политике, культуре или идеологии). Это происходит из-за того, что организационная система всегда больше, чем сумма ее составляющих элементов, а дезорганизационная — всегда меньше суммы своих частей. Борьба представляет собой такой вид взаимодействия систем, который выступает средством их выживания.» (Сурмин Ю. П. Теория систем и системный анализ: Учеб. пособие. — К.: МАУП, 2003. — 368 с.)


Учитывая идеи Богданова А. А., предлагаю рассмотреть в качестве системообразующего фактора зависимость между уровнем (степенью) организованности системы и её возможностями в борьбе за выживание. Это основная причина формирования социальных систем. (Как же иначе охотиться на мамонта?) Данный системообразующий фактор позволяет сделать три важных вывода. 1. Борьба систем была, есть и будет какими бы красивыми терминами она не прикрывалась (перезагрузкой или конкуренцией), цель одна — получить преимущества по отношению к другой системе. 2. Любая система должна предпринимать решительные действия по повышению своей организованности. Но в этом случае работает архетип предела роста и каждый последующий шаг в повышении организации требует средств многократно больших, чем предыдущий.


3. Впоследствии появилась идея менее затратными способами достичь преимущества, дезорганизуя другие системы. Действия по снижению организованности противодействующих систем приводят к получению преимуществ с затратами меньшими, чем на организацию своей системы. Идеальный вариант это управляемый хаос во всём мире (в новейшей истории пока Африка и Азия) за исключением одной организованной страны. И с продажи оружия можно хорошие деньги получать. Для более углублённого понимания этого вопроса можно почитать статью Куликова Дмитрия «Революция как главная статья американского экспорта».


Мы не будем в дальнейшем развивать эту тему, т. к. она в большей степени относится к государству. Но и в этой системе тоже должна быть организованность и взаимосодействие подсистем. ( Кстати, «взаимосодействие» интересное понятие, впервые ознакомился с ним в работе Чернышова В. Н. и Чернышова А. В. Теория систем и системный анализ: учеб. пособие. –Тамбов: Изд-во Тамб. Гос. техн. Ун-та, 2008. – 96с. – 150 экз. – ISBN 978-5-8265-0766-7.) Как пример, можно привести недавние события — поощрение министерством культуры молодых людей нарисовавших фаллос на разводном мосту в г. Санкт-Петербурге. Тем самым поднимающийся фаллос на пролёте моста и стал тем (после награждения уже официальным) ясным и понятным сигналом, который посылало министерство культуры по вопросу содействия другим подсистемам государства и населению.


Что касается такой подсистемы, как военно-промышленный комплекс, то и здесь много пока непонятного. Есть две системы у основной (Вооружённые силы) показатель эффективности - боеспособность, у другой, обеспечивающей системы (ВПК), прибыль. Поэтому ВПК не так уж и важно кому продавать - своей армии или чужой. Внутренний рынок - чистая монопсония. И работать на нем нужно по другим правилам, чем на внешних. Можно дать под конкретный проект рентабельность хоть 100%. Важно куда пойдет эта прибыль, на обновление основных фондов и технологий или в офшорные банки многочисленных посредников. Наверное нужна жесткая плановая командно-административная система с едиными (интегральными) показателями эффективности, которая оправдала себя в прежние годы. Ещё в 1961 году Дэн Сяопин сказал: "Не важно, чёрная кошка или белая кошка, если она может ловить мышей — это хорошая кошка."


Теперь о боевых и сетевых системах. По боевым системам и сетецентрическим войнам достаточно много материалов. Лично я использовал следующие: 1) статью Попова И. «Сетецентрическая война: готова ли к ней Россия?»; 2) статью Зубова В. «Боевая система будущего». Если к признаку боевой системы отнести её способность нанести противнику ущерб и дезорганизовать его систему, то систему социально-политических инструментов по организации мероприятий типа «оранжевой революции» вполне можно отнести к боевой системе. К ней же можно отнести и дипломатическую и экономическую и систему образования. О культуре мы уже упоминали. Самый уязвимый компонент системы — лицо принимающее решения. Иными словами, нужно выбирать для воздействия наиболее слабый компонент системы и с меньшими затратами достигать целей по её дезорганизации.


Основная тенденция эволюции боевых систем - сократить до минимума время реакции прежде всего за счёт уменьшения времени на получение информации об окружающей обстановке, её обработке и принятию решений. Технически решение этой задачи обеспечивается опережающим развитием средств освещения обстановки и целеуказания, автоматизированных систем управления и поддержки принятия решений, развитием современных средств коммуникации для передачи больших объёмов информации. Насыщение этими средствами боевых систем, по замыслу авторов концепции, позволит осуществлять поражение противника в режиме он-лайн. И, наконец, достичь исполнения заветной мечты — «превратить военные действия из поединка не на жизнь, а на смерть в компьютерную игру по принципу: «Я тебя вижу, а ты меня – нет». (Из статьи Попова И.) Роль этапа информационной борьбы (боя), до применения высокоточных средств поражения, при этом резко возрастает и является определяющим в достижении конечных целей.


Следующее ключевое положение теории систем, требует от нас внимательного отношения к структуре систем. Это положение о том, что между структурой системы и ее функциями существует вполне определенная закономерная взаимосвязь. (Сурмин Ю. П. Теория систем и системный анализ: Учеб. пособие. — К.: МАУП, 2003. — 368 с.). Боевые системы западных стран имеют своё предназначение (функцию). У боевых систем ВС РФ, как мне кажется, другое предназначение и поэтому копировать структуры боевых систем у запада, по меньшей мере, не разумно. Их нужно определять строго в соответствии с предназначением наших систем. Тем более боевые системы западных стран имеют свои слабые стороны. Это, как правило, адаптивные системы. Рефлексивное управление используется слабо. Есть и другие недостатки, подробнее в статье Денисова А. А. «Условия эффективной борьбы с противником, имеющем информационное и военное превосходство (подавление циклов Бойда)».


Теперь о боевых системах, включающих надводные корабли. Преимуществом корабля, как транспортной платформы, является способность обеспечить перевозку с низкой себестоимостью значительного количества оружия и боевой техники. (Если оружие и техника установлены стационарно, то и это тоже перевозка.) Слабые стороны — зависимость от географических и навигационных условий, сравнительно малая скорость и недостаточная боевая устойчивость. Реакция таких систем сравнительно низкая и поэтому рубежи выявления противника должны находиться на значительных расстояниях от пунктов базирования. Роль систем освещения обстановки при этом возрастает.


Боевая система, включающая надводные корабли, в общем случае, должна иметь средства освещения обстановки, средства сбора и анализа данных, систему поддержки принятия решений и собственно средства поражения. В настоящее время мы стремимся всё это разместить на одном корабле. Универсальные фрегаты и корветы подойдут, скорее всего, для охраны водного района. Пора готовиться к ведению боевых действий не отдельными кораблями (статичная система), а боевыми системами (динамичные системы), состоящими из корабля управления, специализированных кораблей и других сил и средств родов и видов вооружённых сил. Хотя идея придать динамизм кораблю, как боевой системе, постепенно пробивает себе дорогу. (В кораблестроение внедряется модульная система)


Подошло время спросить себя в качестве какого элемента лучше всего использовать надводную транспортную платформу корабля типа «Орлан». Наиболее целесообразен вариант использования платформы корабля пр. 1144 в качестве корабля управления. (Пишу транспортная платформа для того, чтобы подчеркнуть, что это должен быть по своему назначению мобильный корабль с большой автономностью, отличающийся высокой боевой устойчивостью, на платформе «Орлана».) Корабль, способный управлять всеми приданными средствами и оружием специализированных кораблей и других сил и средств родов и видов вооружённых сил. Управление осуществляет командир боевой системы (он же командир корабля) при помощи начальников по управлению контурами. Ударный комплекс можно убрать для размещения дополнительных средств ПВО, РЭБ и ПЛО.


Для компенсации утраченных ударных возможностей можно рассмотреть вариант специализированного корабля. Например роботизированный корабль-погреб ударных ракет. Не 20, а 200 — 450 единиц. (Можно и против берега крылатые ракеты загрузить, а можно и «Искандер» поставить). Второй корабль-погреб не 100 ЗУР БД, а 600 — 700 единиц. Третий корабль... и т. д. Управление всем этим оружием осуществлять с корабля управления. Технически, думается, это вполне разрешимая проблема. Однако, на первый взгляд, платформа пр. 1144 слишком дорогая для этих целей. Дальше можно пофантазировать, т. к. к другим элементами можно отнести и подводные лодки и авиацию и экранопланы, подводные аппараты-роботы, и сами беспилотные аппараты и искатели мин т. д. Кроме того, в систему включаются и обеспечивающие элементы: базирование, снабжение, ремонтная база, подготовка специалистов, медицина и т. д. Но это уже отдельная тема.


Необходимость в кораблях управления не нова. Например, Мистраль имеет две функции: десантный корабль и корабль управления. "Сами французы классифицируют корабли класса «Мистраль» (Mistral) не как традиционные в нашем понимании десантные вертолётоносцы-доки, а как десантно-командные корабли. Примерно так и можно перевести оригинальное французское обозначение подкласса «Мистраля» – Batiment de Projection et de Commandement. Отсюда и его две главные задачи – производить высадку сил и средств десанта и осуществлять управление группой, соединением и объединением кораблей или разнородных сил. По большому счету, французские специалисты достаточно удачно предприняли попытку сделать некий «гибрид» универсального десантного корабля, способного обеспечивать проведение морских десантных операций, и командно-штабного корабля"


Но мы в своих рассуждениях пошли дальше. Наряду с командно-штабной функцией он должен выполнять функцию дистанционного управления техническими средствами, оружием и маневрированием специализированных кораблей (и других сил, средств) даже при полном отсутствии на последних личного состава. Получается динамичная боевая система, функции которой могут быстро изменяются в зависимости от предназначения специализированных кораблей. Это как бы главный «пазл» боевой системы. В зависимости от того какие специализированные «пазлы» придаются, изменяется набор функций и возможности всей системы.


Можно пойти и по пути глубокой модернизации имеющихся крейсеров. Это будут универсальные корабли, способные решать большой круг задач в удалённых и прибрежных районах морей и океанов. Они способны защищать интересы страны в наших экономических зонах и даже осуществлять, как пишут некоторые источники, «демонстрацию флага». Но всё это только в мирное время. Да и с демонстрацией флага не всё так просто. В системе всё связано. Можно конечно продемонстрировать флаг в каком-нибудь районе (даже десант на время послать), защищая интересы на сумму примерно в 10 миллиардов долларов плюс расходы на саму боевую систему и её эксплуатацию. Но при этом рискуем потерять активы нашей элиты, размещённые в западных банках, на сумму примерно в 500 миллиардов долларов. В условиях рынка 11 миллиардов за 500 не покупают. Так что демонстрировать можно, но осторожненько, да так, чтобы никто (кроме нас) этой демонстрации не увидел.


Заказчик всегда больше тяготеет к универсальным кораблям. Экономика слабая и всегда есть риск, что программа строительства будет сокращена и дело не дойдёт до специализированных кораблей. В этом случае хоть универсальным кораблём можно будет пытаться решать задачи. С другой стороны специализированный корабль свою узкую задачу, как правило, решает эффективнее универсального корабля, но требует большего обеспечения. (Кстати авианосец типичный специализированный корабль.) Можно подумать о совмещении двух — трёх функций. При условии их независимости друг от друга.


О боевой устойчивости. Вспоминается мысль Г. К. Жукова, высказанная им в одном из докладов по анализу опыта ВОВ (читал, а не слушал), необеспеченные операции не должны проводится никоим образом, т. к. это путь к поражению. (Это не цитата пишу по памяти, но смысл примерно такой.) Обеспечить соответствующие действия должна система более высокого уровня. Правда есть большой соблазн на время решения задачи придать обеспечивающие силы младшему командиру, в надежде свалить всю ответственность на него за возможное невыполнение задачи. (У нас так не поступают.)


Но и обеспечивающие силы тоже нужно обеспечивать. Таким образом группировка под управлением младшего командира может превратиться в очень крупное объединение и отпадает надобность в других вышестоящих уровнях управления. Они становятся просто паразитическими. Должен работать простой принцип разделения ответственности — тот кто ставит задачу, тот и обеспечивает её выполнение. Поэтому радиус применения сил и будет определяться возможностями по обеспечению старшего начальника. Не хватает средств — проси вышестоящих, может и помогут, если сочтут целесообразным данную постановку задачи.


Боевая система, состоящая из нескольких единиц, в определённом месте и в определённое время должна превосходить противника по своим возможностям и успешно решить задачу. В последующем она может быть переформирована для решения других задач. Акцентируя внимание на определённом месте и определённом времени имею в виду тот факт, что современная обстановка изменяется стремительно. Грамотно прогнозируя её развитие можно в противодействии противнику добиться локального превосходства, что соответствует принципу сосредоточения усилий на главном направлении.


Что касается вопроса кто и как его будет восстанавливать, то здесь у меня сколь-нибудь вразумительных мыслей нет. Одно ясно - восстанавливать нужно. Читаешь прессу и только глубокое уныние овладевает. Если можно обманывать вице-премьера, то что же творится на уровне ниже. (См. материал) Не думаю, что там нет толковых людей. Видимо их мировоззренческие подходы нам доподлинно неизвестны. История восстановления тяжелого авианесущего крейсера "Викрамадитья" (авианосец "Адмирал Горшков") ещё больше меня убеждает в необходимости рачительного отношения к кораблям пр. 1144. Обще признано, что их транспортная платформа является одной из наилучших. При определённой воле вполне определённых людей и жёстком контроле возможны чудеса. Нашей же промышленности понадобится лет 10 для изготовления только транспортной платформы подобного корабля.


В заключение приведу мысль С. О. Макарова.
«Надо стараться все выгоды иметь на своей стороне. Морской бой не есть дуэль или поединок чести, в котором требуется, чтобы все условия для обоих противников были совершенно одинаковы. Наоборот, надо стараться достичь того, чтобы иметь всевозможные преимущества на своей стороне и все невыгоды на стороне противника; в этом заключается главная задача тактики, и чем полнее это выполнено, тем с меньшими потерями или, как выражался Петр Великий, — «малою кровью» можно достичь успеха. Следовательно, надо подробно рассмотреть вопрос, что именно выгодно для нас и невыгодно для противника.» (Рассуждения по вопросам морской тактики. Макаров С. О. Военмориздат. 1943. Статья 178.)

PS. Примеры восстановления кораблей.
1). Бывший "Варяг" вошел в состав китайского флота.
2). Ремонтируемый тяжелый авианесущий крейсер "Викрамадитья" (авианосец "Адмирал Горшков") у цеха ОАО "Производственное объединение "Севмаш". 2010 год.