Для тех, кто служил на таркр «Киров»
Главная Форум
Блоги
История Фото Видео Встречи Символика Североморск Страница памяти Пресса :)
Авторы
Тельнов Михаил
01-09-2012 Некоторые размышления по поводу своих воспоминаний Просмотров - 3156
В одном из электронных писем Борис Павлович Пономарёв спросил меня, почему я ничего не пишу о службе на «Кирове». Вы наверняка помните много интересного, писал он в своём письме. Я сгоряча пообещал ему восполнить этот пробел. (О чём впоследствии пожалел и не один раз.) Но делать нечего. Обещания нужно выполнять.

Прошло несколько лет. Каждый раз, читая очередной вариант своих воспоминаний, испытывал глубокое неудовлетворение их содержанием. Когда таких попыток стало несколько, решил разобраться с собственными ощущениями. Сначала эта работа планировалась только для личного пользования. Но впоследствии, когда интерес к теме тарк «КИРОВ» стал расти, появилась идея опубликовать их для обсуждения. (Тем более что при этом выполнялось обещание.)

Данное решение возникло на фоне осознания того, что мелкие, несущественные детали нашей службы постепенно выходят на первый план и начинают заслонять самое главное – тяжёлое, но интересное и почётное (по тем временам) служение по приручению такого исполина, как наш крейсер.

Первая озабоченность всегда связана с читателем. Кто он и что хотел бы узнать, прочитав текст. Набор интересов достаточно большой. Но в нашем случае, это, скорее всего, воспоминания, связанные с уточнением роли и места каждого члена экипажа при решении задач освоения новой техники, приобретённый опыт. Тем более что опыт в полной мере может быть использован каждым и в последующей жизни.

Пономарёв Б. П. пишет: «Мне ближе по духу простые корабельные истории, особенно – поучительные, т.е. те, из которых можно сделать какие-либо выводы: так делать нельзя, а вот так – необходимо». Трудно не согласиться. Скорее всего, наша аудитория - это наш экипаж и, возможно, последующие экипажи крейсеров.

Можно попытаться расширить аудиторию за счёт «жаренных фактов» в стиле Покровского А. Лично мне этот подход не нравится. Можно предположить, что Покровский А. ориентируется на гражданскую аудиторию. И поэтому пишет о процессах управления воинскими коллективами весьма поверхностно. (Как кто-то сказал – взгляд из пробирки.) Хотя некоторые говорят, что это юмор. А на флоте без юмора никак. Никто и не спорит.

Юмор только приветствуется. Однако не настолько, чтобы создавать впечатление увеселительной прогулки. Тем более, мы все знаем, что это было не так. Да и юмор юмору рознь. Например, сейчас мне стало понятно, почему некоторые нештатные события вспоминаются весьма тяжело. Какой уж тут юмор!

Появилось осознание того, что любая нештатная ситуация является, как правило, следствием элементарного разгильдяйства, недомыслия или невнимательности. Причём развитие происходит в форме процесса, в котором участвуют многие. И каждый вносит свою посильную «лепту». А ты, как управленец, не сумел это предотвратить. Цена вопроса может быть слишком большая – жизнь человека или авария.

Второе соображение созрело после последней встречи в апреле. Просматривая текст «Поправки к воспоминаниям …», написанный Пономарёвым Б., Романько А., Партала М., Бродским М., Федоренко И., был приятно удивлён степенью зрелости их суждений. (Уж простите меня, в памяти все по-прежнему остались молодыми.) Ответственный и мудрый анализ ситуации бывшими лейтенантами навёл на мысль о необходимости оценки событий с учётом опыта и уровня знаний автора на настоящий момент.

За это время все мы сильно изменились. Стали мудрее. Некоторые приобрели новые профессии и работают на солидных должностях. Значительно расширился кругозор и понимание жизни. И не учитывать этот багаж было бы неправильно. Действительно, весьма неоднозначное впечатление вызывает текст, например, написанный командиром боевой части с уровня инженера группы. Ожидая более зрелого анализа ситуации, по меньшей мере, испытываешь недоумение.

Мы невольно рассчитываем на глубокий анализ с учетом зрелости человека на настоящий момент. Тем более, что практически весь офицерский состав, мичмана и одна треть срочной службы были на управленческих должностях. А это особая деятельность, связанная с ответственностью за подчинённых и пониманием замысла старшего начальника.

Третье соображение связано с таким понятием как позиция восприятия (точка зрения). Мысль о позиции восприятия «мы» появилась неожиданно для меня. Точно говорят, не знаешь, где найдёшь, а где потеряешь. Как-то раз, просматривая Интернет, набрёл на интервью Иэн Гиллана, солиста из группы «Deep Purple». Не будучи поклонником этой группы, интервью, всё-таки, решил посмотреть. Любимая группа Медведева А. Д., как-никак. Так вот, Гиллан сказал примерно следующее: «Счастье — это понимание цели и чувство сопричастности к её реализации».

Все мы понимали цель и чувствовали свою сопричастность к созданию действующего боевого корабля. И роль политработников здесь бессмысленно отрицать. Каждый решал определённую задачу. Лишних должностей в штате крейсера не было. То, что крейсер был головным, дало каждому из нас редкую возможность проявить творчество и инициативу по кругу своих обязанностей.

Мы понимали, как мы решим, так и будет в дальнейшем на последующих корпусах. Даже командиры групп разрабатывали проекты важнейших регламентов. На корабле родился и проект постановления о льготах личному составу крейсера. Конечно, все документы проходили тщательную экспертизу в вышестоящих инстанциях. И, судя по блогу, бывшие командиры групп до сих пор гордятся своим участием в разработке боевых и эксплуатационных документов.

Огромна роль специалистов штабов. Непосредственно экипажем занимались все – от штаба соединения до ГШ ВМФ. Главный штаб разработал план подготовки экипажа на предприятиях промышленности. Всё было обеспечено финансированием, согласованы сроки и порядок допуска. Офицеры ГШ ВМФ работали с нами над составлением корабельных расписаний. Они уехали только тогда, когда три кирпича расписаний были на столе. И это всего лишь несколько примеров.

Мы понимали цели и чувствовали сопричастность к её реализации, мы имели редкую возможность творчески решать задачи, мы были молодыми, здоровыми и перспективными. Мы ощущали внимательное отношение к нам со стороны штабов и старших начальников. И, наконец, практически все были командирами (начальниками). Так что нам по жизни больше повезло, чем солисту из группы «Deep Purple». Скорее всего, эта позиция восприятия наиболее перспективна для анализа.

Освещение событий со своей (личной) точки зрения может отличаться неточностью. Как говорят, самый тупой карандаш лучше, чем самая острая память. Если есть дневники или какие-нибудь записи, можно рассчитывать на некоторую достоверность. Лично я не вёл дневников. А вахтенный журнал в архиве.

Освещать события с чужой точки зрения достаточно сложно. Нужна большая работа по поиску материала. В публикации должны быть ссылки на письменные или аудио записи. В этом отношении интересен опыт Пола Хлебникова. Если посмотреть его книги, то там до 30% объёма ссылки на аудиозаписи. Он всегда был готов к любым разбирательствам в суде.

В одном и том же тексте могут быть использованы одновременно все три подхода. При этом, собирая информацию, важно учитывать источник и тип информации. Факт должен быть подтверждён из трёх независимых источников; мнение или высказывание определённого лица целесообразно подтверждать публикациями (или воспоминаниями нескольких свидетелей события); безосновательные заявления, предположения или слухи (типа британские учёные считают…) лучше не использовать.

В заключение приведу понравившуюся мне мысль адмирала Алафузова В. А.:
«Бездарный командир никогда не сможет подняться до того уровня, на котором отличимо главное от второстепенного, и, не будучи силён в понимании главного, охотно влезет в непосредственное командование мелкими единицами, чувствуя, что подобная задача ему больше по плечу, чем выполнение своих прямых обязанностей».
(«Морской сборник» № 8-9;10 за 1945 год. Адмирал Алафузов В. А. Статья «Вопросы боевого управления».)

Лучше не скажешь.