«Несмотря ни на что, я всегда вспоминаю «Киров» с теплотой и благодарностью!»

 

1. В походе на УК «Бородино» по маршруту Кронштадт-Севастополь в 1974 году в Бискайском заливе я получил первое командирское воинское звание: старшина 2 статьи ( там же и последнее звание капитан 2 ранга в 1989 году). Отшвартовались мы в Севастополе на Угольной. Когда с "Бородино" ступил на стенку - первое впечатление: какая же незыблемая ЗЕМЛЯ! (после почти месяца на качающейся палубе), а второе незабываемое впечатление произвела зеленая травка, пробивающаяся между плитами причальной стенки. (Когда выходили из Кронштадта, впереди нас шел ледокол, лед был сантиметров 40).





…. Черный хлеб не запомнился, а вот белый из пекарни был хорош! Особенно корочка! Но на кормежку не жаловался, особенно когда во время качки давали копченую колбасу и консервированный компот, а в столовую приходила только треть столующихся.

 

2. …Вспомните плав-ресторан "Корюшка", Знакомство с француженками, угнанные машины такси, романтические отношения с заводчанками, даже игру в футбол на североморском стадионе в парадной форме после обмывания кап-леев. ...

 

3. Где-то за месяц до выпуска (1977 год) командир роты объявил, что требуются 3 лейтенанта по специальности РТВ НК на строящийся артиллерийский крейсер "Киров". Больше ничего про корабль сказать не смог. Сказал только, что корабль приписан к Северному Флоту. Желающих оказалось человек двадцать. Тогда были введены критерии отбора: кандидаты должны быть членами партии и иметь отличные по целому ряду предметов. В результате отбора прошли Коля М., Витя С. и я. По выпуску все трое получили распределение на 7 ОПЭСК.

На флот я приехал на две недели позже, чем другие однокашники, так как оставался в училище для оформления курсантских и офицерских личных дел. В отделе кадров эскадры меня сразу отправили в "хозяйство Ковальчука", в "домик". Там Ковальчук и Попов провели собеседование. В ходе собеседования я задал вопрос: "На какие должности назначены мои однокашники М. и С.?", но ответа не получил.

В конце собеседования Попов объявил, что мне оказано большое доверие: партийная организация корабля отправляет меня на обучение в Университет Марксизма-Ленинизма! Я попытался было отказаться от такого доверия, но тут же Валентин Николаевич "в грубой форме" меня построил, подравнял и направил в нужное партийное русло. А еще через два часа я ушел в море на БПК "Адмирал Исаченков" на две недели. Вернувшись с моря узнал, что М.назначен на "Исаков", а С. на "Юмашев"…

 



4. Нам с Саней Никошиным не повезло с каютой. Столько любви и шила, в основном моего (в ДСО артиллеристов шилом не баловали) было еще на Балтийском заводе вложено в благоустройство каюты № 48!!! На испытаниях каюту отдали под гражданских, потом под штаб эскадры. Пожили в ней совсем мало! Но точно помню, что кальмаров в 81-м или 82-м году ловил из каюты. Правильно, мы же на рейде стояли, а штаб рейд не любил.

Я "во втором пришествии" жил в в 107 каюте. На 25-летие корабля ( в Северодвинске) заглянул в нее через оконце (через дверь было не попасть- ключи утеряны) - там хранились бочки от краски, малярные принадлежности...

 

5. В "кировском доме", когда дали квартиры, мы с Серегой Ралль, еще до приезда семей, обклеили дверь туалета этикетками от винных бутылок. В основном этикетки были с винзаводов Молдавии (МОЛДВИНПРОМ). Ну и немного добавили местных, благо Североморск снабжался вином очень хорошо и в довольно широком ассортименте.

 

7. Я тогда был в отпуске. За меня оставался старшина команды МЗА м-н Ветров. А за командира дивизиона - Леша Здохненко. Вот он-то, "вынув шашку", и заставил Серегу покрасить колпаки, краской ХС-527. А что, красиво! Я вернулся из отпуска, а у меня все "Вымпела" слепые, а тут на стрельбу идти.

Хорошо, хоть хитрый м-н Бурков свой "Лев" не покрасил. Начальство советовало мне снять колпаки на время стрельбы... А ведь это не просто колпаки, а параболические рефлекторы (они фокусируют игольчатый луч). Пришлось отмывать растворителем до стеклопластика. Но стрельбу обеспечили.

 

8. На замену "Кирову" в 1990-м в Средиземку прислали "Гремящий". И мы двумя северными кораблями ("Окрыленный" и "Гремящий") плюс черноморцы осуществляли военное присутствие и слежение за АМГ. Я, как Ф-РТС 52-Й ОБНК, даже разработал методику «Совместного скрытного боевого применения ударного оружия для кораблей проекта 956». И успешно её отрабатывали по "Эйзенхауэру". Методику приложил к отчету Ф-РТС за боевую службу. Может кто-нибудь и читал её. А потом у "Окрыленного" в июле закончился срок БС, он пошел домой в Союз, А нам, "Гремящему" и "Азову" было предписано сопровождать танкер на Кубу. В Союз я тогда вернулся только в конце августа.

 

9. По 16-му международному каналу они сами себя называли "Айк". Ну, не знаю, но во всяком случае скрытно (без излучения в эфир) обнаружить и идентифицировать его по персональным техническим характеристикам излучения и выработать данные для пуска ракет мы смогли бы. А во время непосредственного слежения, когда ходили с ним в одном ордере, могли бы и из рогатки расстрелять!



Вспоминаю случай: перехватили мы "Айка" по данным 3-го разведотряда и собственной (упомянутой выше методики) в Мессинском проливе и две недели ходили с ним в ордере КНС-ом. Американские летчики и моряки усердно позанимались боевой подготовкой: полетали, дозаправлялись на ходу, маневрировали, устали и через две недели пошли на заслуженный отдых в Хайфу. А у Израиля принято заходить в Хайфу строго определенным маршрутом чуть ли не за 200 миль до берега. Вот мы идем как обычно ордером этим разрешенным маршрутом еще в нейтральных водах.

Авианосец на 16 канале выходит на связь: "Хайфа-радио, Хайфа-радио, ай эм Айк, следую в Хайфу. Со мной следуют: крейсер "Тикондерога", эсминцы "Торн", "Каподано"... (перечисляет состав ордера) и в конце : энд совьет воо шип "Окрыленный". Хайфа через довольно продолжительную паузу отвечает: "Репит, репит". Авианосец повторяет свой запрос так же, добавляя в конце про советский военный корабль. Хайфа опять надолго замолчала, потом потребовала замедлить ход, и мы где-то час шли 6-узловым ходом. Это авианосец-то с его парусностью! Потом, видимо разобрались, дали добро на заход авианосцу и его сопровождению, но нас в перечне не упомянули. А мы дошли в ордере до 13-мильной зоны, вышли из ордера, проследили с помощью радиолокации, куда в порту встали пришедшие корабли, и тоже прошли на отдых к Кипру. Там у нас была бочка с надписью "Собственность СССР".

 

10. На очередной плановой утренней пятиминутке походного штаба комбриг Бражник А.И. устроил жесткий персональный опрос каждого офицера штаба, стоящих оперативными дежурными, на чьем дежурстве отправлялась в Союз хоть какая-нибудь информация о состоянии ЯЭУ "Кирова". (Все телеграммы ЗАС и вообще вся информация на берег и в адрес 5 эскадры передается с разрешения старшего (то есть комбрига) через оперативного дежурного и в основном ночью, когда каналы связи более свободны.) Никто из оперативных такую информацию через себя не пропускал. Бражник рвал и метал, такого быть не может! И тут кто-то обратил внимание, что на пятиминутке отсутствует зам. комбрига по полит части. Стали выяснять, и оказалось, что тот еще накануне вызвал себе катер и переселился на "Окрыленный". Дело в том, что замы пишут свои донесения через шифровальщика, и оперативные видят, что донесение от зама, но с текстом донесения ознакомиться не могут.
Как комбриг разбирался с замом и разбирался ли вообще, не знаю. Но где-то через неделю пошли нехорошие слухи, что реактор течет, а потом и приказ "Киров" вернуть в базу.

Походный штаб был разделен. Часть во главе с Бражником А.И. (в том числе и Саня Абрамов) ушли на "Кирове", а другая часть во главе НПШ О.Чхартишвили объединилась с пришедшим на "Гремящем" командиром 56-й бригады Бессоновым, Ф-РО, и ф-механиком и вернулась в Средиземку. Я, Ф-РТС-НПШ, Воронин - Ф-связист, Селезнев - Ф-разведчик, Соловьев - Ф-СПС и офицеры ПШ, пришедшие с Бессоновым, остались на "Гремящем". В августе пришел из Севастополя "Азов" (проект 1134БФ), мы приняли его в состав 52-й ОБНК, и с ним сопроводили танкер на Кубу.



В Гаване стояли 5 дней. Обратно шли налегке (без танкера). Дошли до Гибралтара и там, не заходя в Средиземку, попрощались с "Азовом" и пошли в Североморск. Всю обратную дорогу просидел в секретной части - с секретчиками печатали на машинках отчеты за БС всех ф-специалистов в 6 экземплярах.

 

11. …Увидев название этой книги, вспомнил эпизод своей жизни: провожу занятия во ВВМУРЭ на кафедре радиолокации, все как положено - с секретными чемоданами, в секретном кабинете, с железными дверями, с зарешеченными и закрашенными белой краской окнами, с раздачей в начале и сбором в конце занятий секретных тетрадей, с докладом секретчиков, что секретная литература собрана, чемоданы опечатаны, сдав свой личный секретный чемодан в секретную часть, после занятий еду домой в Питер.

На Петергофском вокзале, дожидаясь своей электрички, на книжном развале среди красочных обложек про петергофские фонтаны и всякой всячины вижу книгу с таким интригующим названием! Естественно, покупаю. И уже в электричке страшно расстраиваюсь: для чего вся эта "секретность", если в книжке ТТХ практически не отличаются от тех, что в секретной литературе!

 

12. …В Николаеве был на двух судостроительных заводах. На "61-го коммунара" участвовал в строительстве "Лобова - Устинова", выводил на ходовые испытания в Севастополь "Твердый - Ранвир", а на ЧСЗ спускал на воду "Брежнева - Кузнецова".

 

13. …Я тоже помню эту встречу в БКК! Людмила Марковна всех очаровала!!! Помню, как она "осадила" эскадренного политработника, сидевшего в первом ряду (в салоне он по центру) и нахамившего ей. Я бы сквозь палубу провалился, а он через час уже в салоне как ни в чем не бывало в центре с Люсей в обнимку.

 

14. …А вспомните, как на БС вылавливали сачком мешки с мусором, идя за авианосцем. И сколько полезной информации оттуда выкачивали. Однажды даже выловили план БП на полгода вперед. Сначала думали "деза", а потом сами убедились, что план скрупулезно выполнялся по датам.

 

15. Я выкурил свою последнюю сигарету еще перед инфарктом. Еще свеж был в памяти случай с одноклассником по училищу Вовой М.
Вове предстояла серьезная операция на сердце, и мы, одноклассники, сдавали кровь на эту операцию, естественно волновались, "держали руку на пульсе". И вот жена сообщила: операция прошла успешно и завтра его можно будет навестить. Вздохнули облегченно: "Пронесло!". А Вова, перебравшись из реанимации в палату, на радостях пошел перекурить на лестницу... Там и помер.

Вот уже семь лет не курю, и нисколько не жалею, что бросил. Хотя курил по-черному, бывало и 2-х пачек "Беломора" на сутки не хватало.

Мы с Саней Никошиным и еще с кем-то третьим решили бросить курить. А для стимуляции тот, кто закурит, должен был отправить 100 рублей в какой-то детский фонд. В результате через некоторое время все трое предъявили друг другу квитанции об оплате. Первым "сломался" э-э-э… не я.

 

16. А я на Севере последний раз ходил на зимнюю рыбалку 28 июня 1991 года на озеро по дороге на 3-й Североморск. Лед был рыхлый, но толстый: коловорот уходил в лед по ручку, до воды пробивали пешней. А обычно ходили на лыжах с пом. Ф-РО 120 БРК Д. на так называемые "штаны" (в районе Щук-озера) с ночевкой. Штаны и куртка на "разворсованном" сукне (мне как командиру шкафутовой швартовной группы были выданы) здорово выручали, когда спали на снегу.

 

17. Поработав некоторое время в НИИ "Вектор", до меня дошло, как много нужно сделать, потратить сил, энергии и (самое трудное) денег для того, чтобы внести какие-либо изменения в изделие. И чем позже стадия изготовления, тем сложнее. В родном училище на нашей кафедре под руководством Даль В.С. разработали и спаяли в НОКе действующий радиолокационный тренажер, позволяющий выводить на экраны РЛС любую радиолокационную обстановку и тренировать расчеты контура ПВО, БНО, стрельбовые расчеты, не выходя в море. И что только не делали для внедрения тренажера на действующие корабли! Таким начальникам писали и показывали в действии! Все говорили: "Как это здорово! Как нужно Флоту!" Ничего не помогло. Единственное, что удалось, так это нелегально, лично договорившись с Серегой Авакянцем (он тогда командовал РКР "Устинов"), установить и настроить тренажер на ЦКП корабля. "Устинов" тогда длительное время стоял в ремонте на "Северных верфях", и моряков вживую видевших цели на экранах РЛС, практически не осталось.

 

18. Всю жизнь был кому-то должен. Родине, родителям, детям. А когда же для себя, "любимого", пожить? Другого времени уже не будет. Поэтому занял денег и позволил себе то, на что раньше не было ни времени, ни средств. И об этой поездке ничуть не жалею. Узнал много интересного, увидел своими глазами. Вот думаю , куда бы еще съездить, на что посмотреть? С оптимизмом строю планы на будущее. Пока не осуществленная мечта "помыть руки" в Индийском океане... Хотя, чуть было и туда не попал. (Штаб 5-й эскадры дал нам боевое распоряжение идти через Суэцкий канал на Сакотру, но через неделю отменил). Может, спланируем вместе это мероприятие? (если и не получится, то хоть помечтаем!)

 

Алексей Обрезков (офицер БЧ-7)

Очень жаль, что уходят такие люди. Это был человек с открытой душой, настоящий моряк. Мои соболезнования семье. Игорь всегда останется в нашей памяти.

 

Александр Гетманский (офицер службы снабжения)

С Игорем на гражданке мы работали в двух компаниях. И более надежного и добросовестного работника еще надо поискать. Он с детства хорошо усвоил * что такое хорошо, и что такое плохо* и всегда следовал этому. Ему все время было нелегко- все ему доказывали , что *плохо- это не совсем плохо, а даже где-то хорошо*, но он искренне не мог принять это. Он четко соблюдал эту границу! Если это плохо-то это не может быть хорошо! Очень-очень жаль что так совсем рано уходят такие люди! Еще столько хорошего для себя и для других Игорь бы сделал! Светлая тебе память, Игорь! Приношу соболезнования семье!

 

Владимир Теслюк (группа УО СЗА и МЗА РТС)

Первый мой непосредственный командир на таркр « Киров». Мои соболезнования. Светлая память ему.

 

Сергей Соболев (офицер БЧ-5)

Соболезную родным Игоря. Он был отличным моряком и грамотным инженером, верным товарищем. Мы служили и работали вместе, он умел любое дело выполнять качественно, отвечать за принятые решения, был настоящим профессионалом.

 

Владимир Загубисало (офицер штаба 120 бррк)

Последняя встреча с Игорем состоялась 24 февраля с. г. Кто ж знал….
Память достойному человеку и офицеру, соболезную родным и близким !

 

Леонид Суханов (командир таркр «Адмирал Ушаков»)

Печально очень печально. Как вчера пили молдавское вино в Николаеве. Сколько прекрасных моментов было в нашей службе. Соболезнования родным, близким, сыну офицера.

 

Николай Богомолов (офицер БЧ-5)

Светлая память одному из лучших офицеров первого экипажа

 

Николай Колесниченко (офицер БЧ-2)

Остановитесь! Куда торопимся? Сколько потерь! Игорьку светлая память!

 

Александр Кассай (офицер БЧ-2)

Игорек, светлая память. Мы всегда будем помнить офицеров первого экипажа.
Ты останешься в наших сердцах как порядочный офицер-кировец.


1974 год. На учебном корабле «Бородино»


1979 год. Культпоход с моряками группы в Ленинграде


Новый 1980 год.


Пискаревский мемориал.




Посещение таркр «Киров». Северодвинск. 2006 год.


Пискаревский мемориал. 2006 год.


Васильевский остров. 2007 год.



Пискаревский мемориал. 2007 год.



Пискаревский мемориал. 2008 год.




Пискаревский мемориал. 2009 год.


2013 год. И.Дрекалов и И.Федоренко вручают А.С.Ковальчуку в честь 75-летнего юбилея модель эм проекта 56 «Московский комсомолец».


Васильевский остров. 2015 год.


Кронштадт. 2016 год.


2018 год. Празднование 50-летия 7 эскадры. Слева направо: И.Дрекалов, В.Касатонов, А.Дорофей, С.Федоров.


2018 год. Празднование 50-летия 7 эскадры. Слева – выпускник ВВМУРЭ им.Попова 1976 года Ю.Оруджев.


С сослуживцами по ркр «Маршал Устинов». 2016 год.







Вернуться на страницу памяти